Книга
«Часовни Нарвы и Ивангорода»

Народность ЯМЫ и их часовни в Принаровье

Впервые эту народность Принаровья обозначил в 1790 году Федор Осипович Туманский в своём труде [1] о жителях Санкт-Петербургской губернии. Также на своём чертеже [2] (см. ниже) он показал и места их расселения в Принаровье (протяженность этой территории с севера на юг - более чем на 100 км, а с запада на восток (в районе города Яма) – около 60 км [3]).

По его мнению ЯМЫ представляли «совершенную средину между чюдьми и ижерами» [1][3] и тем самым были коренными жителями этих мест ещё задолго до появления здесь других народов (в том числе русских и эстонцев [1]).

По чертежу (карте) (см. ниже) видно, что Ямы находились между Естонами и Чюдью. 
По мнению Ф. Туманского – «Есты или естландцы суть свойственны финнам и от всех за отродие их считаются. Их нравы, язык, черты лица, домоводство, хозяйство, здания все истину сего произхождения утверждает…. Финны нарицают их виролаинами а всю Естонию Поххизин или Похгиезин; а латыши всю Естландию гласят Игаун-Фемме или Иггаум Земме, то есть земля покоренная или взятая; а естов особо: иггаунисты».
Ямы называли соседнюю с ними чюдь - торва, что значило - бранный, неспокойный народ (интересно что в современном языке есть очень близкое к этому слово - оторва).

Чюдь называли ямов – ранда лазит, ижорян (как и корел) – карья-лазит, а эстонцев именовали – суома лайзит.

 

Чертёж Федора Туманского - 1790 год (фрагмент) [2] [4]

 

Ямы предпочитали жить на взгорьях над рекою.

Часовни у ЯМЫ были такие же как и у русских и строились в конце селений на возвышенном месте:
   «Сии часовни на их языке называются брашина. Если часовня уничтожится то сие место огораживают и сохраняют под именем брашины, и во время того дни тоже собираются и пьют. При празднестве сем наблюдают благоговение, чтобы шуму, ссоры, плясек ничего не было, и если явится кто шумной или бранчивой то тащят в воду и окунают. Чтоб был смирен». [1][4]

День Илии Пророка Ямы праздновали в Орле, Манновке (недалеко от Кейкино) и Извозе; а в других местах праздновали в день того святого, во имя которого была посвящена часовня.


Вот ещё что писал об этой малоизвестной народности Федор Туманский:
   «Народ ямы ошибкою названный ярмы в самой древности жил между пределами Польши и Литвы особливо же и сколько уже достоверных имеем известий занимал земли по правую сторону реки Наровы, от Лугскаго уезда до Балтийскаго моря и до земли чюдския, то есть части нынешних уездов Ямбургскаго, Ораниенбаумскаго, Нарвскаго и Гдовскаго. Главный их город Яма на реке Луге. Они пишутся иногда емь; а сие слово емь значит предел на языке естонском: то не потому ли что они естонам были предельные народы, так названы: а Яма город может получил имя оттого, что лежит на низменном месте как в яме. Их должно различить от другой еми, народа жившаго в Биармии на восток Корелии за Ладожским озером. Они признавали власть славян, но с пятаго века то есть после создания Новгорода видно желали быть народом вольным: особливо же старались о сем после уже по наущению лифляндских меченосных рыцарей: но никогда сего достигнуть не могли. Язык их и одежда так как и образ жизни отличные от чюдскаго, ижерскаго и естонскаго являют особенность их отродия: хотя и корене финскаго...» [1][4]

Сам народ был скрытным и Федору Туманскому, как он писал, понадобилось больших трудов чтобы добыть те малочисленные сведения о них и сохранить их для потомков:
   «Название сие ямов, в древних летописях толико известное и весьма часто упоминаемое ныне совсем исчезло. Они свой род скрывая, охотно соглашаются зваться ижерами. Но в том и противоречит им их наречие, образ жизни, нравы, обычаи, о которых во втором отделении показано. Нынешние россиане и естоны собственнаго им не прилагают имени: в одной и той же деревни нарицают их и чюдью и ижерами: сие оттого произходит, что они собственное свое имя скрывая оставляют соседей в недоумении. Количество их больше нежели чюдей однакоже не велико и главнейшия обиталища в селах Орле и Извозе.» [1][4]


Источники:
1. «Опыт повествования. О деяниях, положении, состоянии и разделении САНКТПЕТЕРБУРГСКИЯ ГУБЕРНИИ включая народы и селения от времен древних до ныне разположенный на три отделения с прибавлениями. Сочинил Феодор Туманский. 1789 – 1790. », Ф. 885 (Эрм. Собр.), № 558
2. «Чертеж по древнему положению и разделению обитавших в нынешней Санктпетербургской губернии народов, сочинённый Фeдором Туманским 1790 году», Отдел Рукописей Российской Национальной Библиотеки (ОР РНБ. Эрм. 558.)
3. Л. В. Выскочков, «Историко-этнические карты северо-запада России (конец XVIII - первая треть XX .в)», СПб.: Б. и., 1997 г. 
4. Элина Эпик, «О Води и Ижоре в конце XVIII в.. Этнографические и лингвистические материалы. В описании петербургской губернии Ф. Туманского». На эстонском языке. Художественное оформление Т. Ару. Издание «Валгус», Таллин, 1970 г.

 

 

Все разделы