К устройству народных мореходных школ. 1872 год. Автор: Х. Вальдемар. Проект устройства народных морских школ – 1872 год.

Книга
«Часовни Нарвы и Ивангорода»

«К устройству народных мореходных школ». 1872 год. Автор: Х. Вальдемар.

Ниже представлен труд (проект) Христина Мартыновича Вольдемара (Вальдемара), опубликованный в Еженедельном издании «Гдовско-Ямбургский листок» в 1872 году (в номерах № 4, 5, 6, 11, 12, 13, 14).

 

«К устройству народных мореходных школ». 1872 год.

Автор: Х. Вальдемар.

Проект устройства народных морских школ – 1872 год.

 

№ 4 (стр. 2-3) [1]                                                                                                                                                  28 января

 

   Пора нам перестать жить чужим умом, смотреть, как у нас по синю морю ходят чужие корабли, выручая богатую добычу, и как наши корабли водят чужие люди… Кругом нас лесу вдоволь, есть из чего строить корабли и другие суда; смелости и удали молодецкой нам, русским, незанимать – стать; не хватает у нас только умения взяться за дело. Но ведь с этим умением никто не родится; и те что по морю так быстро несутся, были такими же как мы, покуда не изучили до тонкости своего морского дела. Наука же – клад для всех открытий. А что можно, взявшись за него, добыть много золота и серебра и разбогатеть – пример того на глазах у нас: приезжающие к нам чужестранцы быстро богатеют от своего ремесла… Вот поэтому-то, в настоящее время, затеялось у нас дело, от которого нашему приморскому населению предвидится большая польза.

   В прошлое воскресение, петербургская губернская земская управа послала разведчика *). Для того, чтобы узнать, где и каким образом удобнее будет устроен для народа по зимам мореходные и судостроительные школы, в которых-бы так обучились молодцы, чтобы могли выдти в море, как на свою полосу, чтоб они умели строить суда не хуже заграничных; тогда чужого народа нам не придётся нанимать, - и нам брать этим промыслом добывать себе хлеб и заработок.

*) Достопочтенного Христина Мартыновича Вольдемара, - знатока своего дела.

   Где будут устроены морские школы, - на устье ли реки Наровы, в Стремлянской или Лудицкой волости, - неизвестно. Андрей Андреевич Нетиер обещал оказать посланному все удобства, для осмотра берегов, а в Нарве пособить ему Адольф Фёдорович Ган. 

   Таким образом, теперь всё дело почти улажено: земство хлопочет об усройстве морских школ; казна даёт деньги – по тысяче рублей на каждую школу; установлены даже некоторые льготы (освобождение от рекрутства) для кончивших обучение в таких школах. Остаётся только нашим прибрежным жителям посылать своих молодцов для обучения самому сподручному и выгодному *) для них ремеслу – морскому делу. Чтоб взяться за это дело, время теперь самое благоприятное, - опускать такого случая не следует… 

*) Шкипера прибрежного плавания получают от 150 до 300 р. За лето, а дальнего плавания от 300 до 600 р. За год и от 3 до 5 коп. с рубля выручки. Штурмана от 20 до 40 р. В месяц, а машинисты более, все - на всём готовом. Матросы дальнего плавания от 10 до 20 р. в месяц. 

 


 

№ 5 (стр. 13-15) [2]

 Письмо к редактору.

 

   Милостивый государь! Спешу сообщить вам некоторые данные для вашего Листка, относительно возложенной на меня С.-Петербургской земской управой поручения: «объехать все местности губернии, где живут рыболовы, судоходцы, мореходцы и пр., с целью открытия нескольких навигационных школ, где они окажутся наиболее полезными».

   Исследование прибрежий Ямбургского уезда, т. е. морского прибрежья Нарвского залива. Лугской губы и Копорского залива, прибрежий рек Наровы, Луги и соединяющей их реки Рысоны (Росони), производилось с 23-го по 28-е января. Исследование это имело целью удостовериться в том, следует-ли в Ямбургском уезде учредить низшие навигационные школы, или нет, и если их учредить, то сколько именно и где.

   Прибрежья Ямбургского уезда я осматривал ещё в 1860 году; ныне я получил возможность сравнить то, что было 11 лет тому назад, с настоящим положением местного судоходства. Положение это, вообще говоря, не много изменилось. Прежде было местное судоходство не реке Луге более оживлено, нежели теперь, потому что масса лесного материала была ещё громадна и существовало несколько упразднённых теперь заводов. Но предприимчивость местного судоходного населения стала, в последнем десятилетии, - значительно увеличиваться, так что, кроме обыкновенных рейсов в Кронштадт и С.-Петербург, теперь некоторые судовщики уже отправляют свои суда до Выборга и до каменоломных месть у Финляндского прибрежья; а другие – даже до Ревеля. Совершать более дальние плавания уже просто невозможно русскому крестьянину, не имеющему ни одной навигационной школы, где он мог-бы приобрести для сего необходимые сведения. Крестьянин Кузьма Семёнов, в деревне Фитинке на реке Рысоне (Росони), строит теперь, так сказать, образцовое мореходное судно, с помощью судостроителя и некоторых ремесленников из Финляндии; судно это будет поднимать не менее 200-250 тонн (по 62 ½ пуд.) и обойдётся, при «достаточной прочности судна для самых дальних рейсов» (как выразился командир Гунгербургских лотсов г. Петерс) не дороже 5000 р., т. е. тонна обойдётся не более 20-25 руб. Но эту сумму местные судохозяева считают за весьма высокую, объяснимую только тем, что Кузьма Семёнов – как все прочие местные жители в подобных случаях – должен пригласить издали, из Финляндии, судостроителя с финляндскими мастерами; а то судно обошлось-бы ещё несколькими рублями за тонну дешевле, чем теперь.

   С некоторого времени существуют в Ямбургском уезде и другие прочные морские суда, столь-же, или приблизительно столь-же доброкачественные, как строющееся теперь судно Кузьмы Семёнова. Так, крестьянин Илья Петров, в деревне Стремление, имеет судно, построенное в 1867 ., по его заказу, близ Вытегры, за 800 р. (разумеется без вооружения); судно поднимает 114 ластов; теперь, по мнению судовладельца, там же было-бы возможно построить таковые суда за 1000-1250 рублей. Судно это зимовало у деревни Устье Петергофского уезда; большинство других судов находится в реках Луге и Нарове, так как в вышеупомянутых заливах нет довольно безопасных мест для зимовки судов.

   Крестьянин Любим Петров владеет судном (шкунером) «Александром», поднимающим более 100 ластов (250 тонн или 1200-1500 кулей хлеба или муки) и построенном за 5000 руб. на реке Луге, в 1870 г. Затем, в деревне Хаков или Гаков, у Наровского залива, крестьянин Михаил Павлов имеет вполне доброкачественного шкунера, поднимающего 1500 кулей; в деревне Выбье, близ устья Луги, Михаил Александров имеет шкунера, той же величины и доброкачественности; наконец, в деревне Куровицы, Гавриил Кондратьев имеет хорошего шкунера, поднимающего 1000 кулей. Ещё два больших, хороших крестьянских судна, братьев Хитровых, зимуют в реке Нарове, где они и построены – так что в настоящее время, кроме большого трёхмачтового, принадлежащего эстскому крестьянину судна, в 350 тонн, в реках Нарове, Рысоне (Росоне) и проч., уже есть на лицо 8 хороших крестьянских судов, принадлежащих жителям Ямбургского уезда, - судов, могущих быть употребляемыми для более или менее дальних морских рейсов (путин). Но кроме этих, отчасти построенных финландскими мастерами судов, имеется ещё много крестьянских судов всякой величины, совершающих рейсы лишь до Кронштадта и Петербурга.

   Эти суда, большею частью, куплены в Петербурге, построены по речным прибрежьям Волги, Шексны, Свири и пр.; они – просто речные суда, известные под названием тихвинок, лодок, полуботов. Некоторые из тихвинок построены довольно прочно, но их нельзя причислить к действительно хорошим морским судам. Самые большие из этих судов, поднимающие до 350 тонн, оказываются самыми непрочными, могущими лишь 3-4 раза в год совершать рейсы до Петербурга или Кронштадта и обратно, так как они должны миновать всякое бурное море. Между тем, меньшие, но лучшие суда совершают 10-15 таковых рейсов в год. Главный предмет перевоза для этих многочисленных судов – лес. В Петербург; затем – сено и рыба, перевозом которой занимаются небольшие, но хорошо построенные суда. Кроме упомянутых главных предметов перевоза (между прочим камней из финляндского прибрежья) существует много и других.

   Навигационные школы могут быть с особенною пользою учреждены в Гунгербурге, на устье реки Наровы; затем – в деревнях Куровицы т Остров (у самого устья) у реки Луги; в Петергофском уезде – или в деревне Соста, Палкина или Устье. Но об этом предмете я поговорю в другой раз…

 

                                                                                                                                                                            Вальдемар.

 


 

№ 6 (стр. 4-8) [3]

 Письмо к редактору.

 

   М. Г. В 5-м Листка, вы напечатали моё первое письмо о судоходств жителей Ямбургского уезда. Позвольте теперь, прежде всего, прибавить предварительно собранные цифры, о числе местного населения, занимающегося прибрежным и речным судоходством и рыболовством. Таковое население находится:

   I. В Наровской волости, где, по последней ревизии (1858 г.), считалось всего 1777 душ мужского иола, и где всё это население занимается рыболовством и каботажным плаванием, а при случаях, отчасти, и постройкою судов. Все без исключения деревни, Наровской волости, лежат у самых прибрежий Нарвского залива и Лужской губы, или у рек Наровы, Росони и Луги, — или же лишь в нескольких верстах от упомянутых прибрежий. Наровская волость занимает всё восточное прибрежье реки Наровы, вниз до дер. Поповки близь города Нарвы, и западное прибрежье реки Луги, вниз до дер. Извоз, до моря; затем, разумеется, все прибрежья соединительной реки Росони и морские прибрежья, находящиеся между устьями рек Наровы и Луги.

   II. Лужитская волость, лежащая у морского прибрежья к востоку от реки Луги, — распространяется до деревень Вистино и Воляницы; число душ в ней всего 1880, из которых 1307 живут в деревнях, находящихся или непосредственно у моря, или по крайней мере не далее 4-хъ верст от морского прибрежья, при чём жители легко могут заниматься и действительно занимаются мореходством и рыболовством.

   III. Стремлянская волость, в которой (из 1930 душ мужского пола по ревизской сказке 1858 г.) до 927 душ живут в деревнях, лежащих или у самого моря, или не далее 4-х вёрст от морского прибрежья, занимает всё восточное от Лужитской волости прибрежье Ямбургского уезда, почти до деревни Систа Палкина, лежащей уже в Петергофском уезде.

 

   Вот население, составляющее более чем 4000 ревизских душ мужск. пола, на которое, преимущественно, должны быть разсчитаны навигационные школы в Ямбургском уезде. В этом населении будет весьма легко возбуждать дух к дальнему мореплаванию, тем более, что постройка судов, на реках Нарове, Росоне и Луге, отчасти уже теперь производится, и даже развивается, а при образовании народа, может принять гораздо большие размеры. За это ручается и неподлежащая сомнению дешевизна построек на местах, откуда сотни судов дальнего и каботажного плавания ежегодно отвозят строевой и нестроевой лес за границу, в Кронштадт, Петербург, Ревель и пр. (один лесопромышленный дом Зиновьева и К0 отправляет из устья р. Наровы, уже более 10-ти лет, ежегодно до 100 судов с лесом заграницу). Правда, что здесь, как в Финляндии, Норвегии и во всей северной Европе, дубового леса почти нет; но зато не подлежит сомнению доброкачественность соснового леса в тех, довольно обширных местностях Петербургской, Псковской, Лифляндской и Эстляндской губерний, откуда он, по течению рек Наровы и Луги, привозится к устьям упомянутых рек. Есть много каботажных судов, построенных здесь и служащих своему назначению от 10 до 20 и даже 30 лет; в редких-же и исключительных случаях, — и того более *). Впрочем, выбор наиболее прочного леса всегда составляет не

*) Лифляндские каботажные и другие суда употребляются, средним числом, лишь десять лет и дают всё-таки своим владельцам достаточный барыш, так-как, при дешевизне постройки, они скоро окупаются, принося 30-40 процентов в год барыша.

маловажное искусство, при котором положение опытного крестьянина-рыбака, в отношении постройки судов, гораздо выгоднее положения зажиточных горожан, особенно неопытных.

В следующей таблице показано: 1) число ревизских душ, 2) число домов, 3) расстояние деревень в верстах от прибрежья моря (м.), реки Наровы (Н.), Росони (Р.) или Луги (Л.), наконец 4) число владельцев более или менее значительных каботажных судов, вмещающих, при весьма различной доброкачественности, от 50 до 350 тонн груза.

   Полагая, что следует учредить навигационные школы: в Гунгербурге у устья реки Наровы, в деревне Куровицы на р. Луге, и наконец в деревне Остров, близ устья этой-же реки, мы составили таблицу так, что из неё всякий может видеть, на сколько возможно рассчитывать на успех каждой из проектируемых мореходных школ.

   Для Гунгербургской школы можно смело рассчитывать во 1-х на местное гунгербургское население, состоящее из нескольких сотен душ, во 2-х — на рыбацкое население эстляндского морского и речного прибрежья, большею частью знакомого здесь с русским языком; в 3-х — на русское, эстляндское и немецкое население города Нарвы, с окрестностями, и вверх по реке Нарове, и наконец, в 4-хъ—на население следующих деревень:

 

Наровской волости: Душ муж.  Домов. Верст  Судовладельцев.

                         пола.          от берега. 

Поповка              36        15     Н.  

Венкюль            123        52     Р.         2

Саркюль             45        15     Р.  

Коростель           64        25     Р.  

           Итого      268       107                2

 

   Навигационная школа, в деревне Куровице, имеет в виду образование моряков, во 1-хъ из населения города Ямбурга, во 2-х из населения 15-ти деревень, лежащих на реке Луге от города Ямбурга до Наровской волости, и в 3-хъ из 13-ти деревень, находящихся по близости предполагаемой школы:

 

Наровской волости: Душ муж.  Домов.  Вёрст       Судовладельцев.

                   пола.             от берега.

    

Извоз               87       38      Л.

Манновка            67       31      —

Кейкино            114       46      Л.           1

Орлы               123       47      —

Федоровка          103        45      Л.           1

Куровицы           165       54      —            7

Илькино             75       30      Р.

Фитинка             99       36      —            1

Арсия               35       16      Р.

Волкова             56       21      —           1

Мертвицы            69       29      P.

Ропша (Луж. вол.) 105        42      —            1

Куземкино          161       65      P.           4

            Итого  1259       500                      16

 

   Так как всё население упомянутых 13-ти деревень преимущественно рыбаки и судоходы, а отчасти также строители судов каботажного плавания, то нет сомнения, что здесь, в центре этой густо-населенной местности, — самый удобный пункт для мореходной школы, тем более, что местное население весьма хорошо понимает важность оной и необходимость научных познаний. Ко всему этому следует прибавить, что некоторая часть, даже взрослого населения, здесь уже грамотна. Школы для детей, кроме г. Нарвы, находятся: 1) в Гунгербурге — маленькое частное заведение русского чиновника, для русских, эстских и немецких детей обоего пола; плата 1 р. за месяц, число детей 20, школа открыта в прошлом году, имеет собственное помещение; 2) в дер. Кейкино —земская школа с 30 учащимися; 3) в Куровицах такая-же школа, с 50 учащимися; затем есть школы в квартирах волостных правлений; 4) в Косколове — школа для 28 детей, и 5) школа в Стремлянье. Даже в деревнях, где школе нет, существует некоторое число грамотных — взрослых и детей.

   Третья навигационная школа, учреждаемая в деревне Остров на устье реки Луги, требуется на следующее число рыбаков, судоходов и судостроителей:

 

Наровской волости:  Душ муж.  Домов.  Вёрст от  Судовладельцев.

                    пола.     берега,

Гакково             32        10       м.         5

Гаммолово           19         8      4 м.         3

Конная              37        12      3 м.

Кайболова           41        13       м.         2

Бейна               42        18      3 м.

Кургалово           75        36     1/2 м.

Липово             136        53     1/2 м*        7

Выбья              49        15      2 м.         3

        Итого.      431        165                 20

 

 

ЛУЖИТСКОЙ волости:

Тисколова           25          8           м.

Остров              92        40       Л.          5

Новая               68        34       Л.

 

Краколье 2 деревни   51        23       Л.          2

                     78        30       Л.

 

Кирьямо и Струково   83         40     4 м.

Пески, Н. Лужицы

и Глинки            118         45       1/2 2 м.

В. Лужицы            37         16       2 м.

 

 

Косколово I и II    137         45     1 м.

Слободка I и II     138         53     1 ½ м.        1

Ютантово             47         20     1 ½ м.

Мишино               53         27     2 м.          1

Кошкино              35         17     2 м.

Смеково              40         12     1 ½ м.

Ручьи 2 дер.         98         40     1 ½ м.

Вистино              92         34     1 ½ м.

Воланицы             36         11     2 м.

Сойкино              37         17     4 м.

Евсеева Гора         77         36     4 м.

Сойда                47         16     4 м.

Курголова            75         36     ½ м.

 

            Итого  1464        595                   9

 

   Около половины этого населения находится ближе 10 вёрст от деревни Острова, другая половина – от 10 до 20 вёрст.

   В Стремлянской волости мы встречаем следующее рыбацкое и судоходное население:

 

                     Душ муж.  Домов.  Вёрст от  Судовладельцев.

                     пола.     берега,

 

Залесье                  27      8      1 ½ м.

Репино                   28     11      1 ½ м.  

Александровка             9     15      1 ½ м.

Гамолова                 25      9      2

Криворучье               56     28      1 ½ м.       1

Колчанная                56     19      1 ½ м.       1

Гарколово                68     25      1 ½ м.        

Новое (Иль)              28     11      3            1

Пейпия                   17      9      2            1

Андреевщины             152     62      4            3

Ловколово                83     38      2            1

Логи                    112     40      2

Глинки                   86     29      2            1     

Горка                    30     15      2

Бол. И Мал. Стремлянье  215    103      5           12

Водский Конец            84     29      4

Урмизно                  76     33      3            1

Райково 3 дер.          138     60      5            8

 

              Итого    1286    534                  22

 

   Большинство означенного в этой таблице населения живёт не далее 20-25 вёрст от деревни Остров.

  

                                                                                                                                                          Х. Вальдемар.

 

 


 

№ 11 (стр. 7-12) [4]

Ещё об устройстве народных навигационных школ.

(Письмо к редактору).

 

   В №№ 5 и 6 Листка, вы дали мне возможность изложить перед нашими читателями данные, оправдывающие учреждение не менее трёх народных навигационных школ в одном Ямбургском уезде. Позвольте мне теперь прибавить нечто к сказанному прежде. Что на устье реки Наровы навигационная школа нужна, - это едва-ли может подлежать сомнению. В № 6 было изложено, какое значительное числом рыбацкое и судоходное население, по обеим сторонам реки Наровы, должно надеяться на эту школу. Кроме мимоходом упомянутых (в № 5) двух больших, построенных у реки Наровы, судов братьев Хитровых и одного, купленного ими же в Петербурге, а за тем трёхмачтового судна эстского крестьянина, в реке Нарове зимуют ещё следующие 4 принадлежащие торговому дому Зиновьев и Комп.. на доброкачественные суда:

  • «Дмитрий», шкунер, 250 тонн, построен 1868 г. в Гунгербурге; шкипер финляндец А. Лейне из дер. Саркюль, не экзаменованный моряк, следовательно не имеющий права совершать рейсы дальнего плавания;
  • «Кристина», шкунер, 300 тонн, куплен в Норвегии, около 1860 г.; шкипер Василий Назаров, без экзамена;
  • «Магдалена», маленький галеас, 100 тонн, построен в Финляндии; шкипер эстонец М. Х. Прюгель, без экзамена;
  • «Матвей», 250 тонн, построен 10 лет тому назад в Гунгербурге строителем Матвеевым; шкипер датчанин Эрасмус, разумеется сдавший экзамен.

(5 и 6 судна строятся ныне, по 150 тонн каждое, стоимость их будет около 2 ½ тысяч рублей за каждое.)

 

   Лихтеров или портовых судов, в теснейшем смысле, считается 11; они поднимают от 80 до 200 тонн груза и употребляются исключительно для нагружения больших заграничных судов на Нарвском рейде, потому что таковые, по мелководью устья реки Наровы, не могут быть нагружаемы в самой реке *).

   Гунгербургские жители имеют следуюшие суда: эстонцы Иван и Карл Сомпа – 1) «Мария» и 2) «Пытева», каждое до 100 тонн; они построены в Финляндии; 3) эстонец Матвей Конго имеет судно величиною 50 тонн, построенное в дер. Куземкино; 4) упо-

*) Устье реки Наровы прежде (как полагают, по некоторым данным, уже с 1690 года) обыкновенно имело только от 6 до 8 футов глубины; в новейшее время деятельный Адольф Федорович Ган успел, с весьма незначительными общественными и пр. средствами (3000 р. в год), углубить фарватер так, что он теперь имеет 9-11 фут. Глубины. Это весьма важный успех, достигнутый при помощи маленькой землечерпальной машины, стоющей не более 12000 руб. Вот опять одно из самых блистательных доказательств превосходства землечерпальных машин перед (прежде здесь проектированными) инженерными работами, с которыми, при единовременных издержках 50-60,0000 р., подобный результат едвали-бы мог быть достигнуть на долго! В заграничных портах и реках землечерпальными машинами уже давно достиглись превосходные результаты, но у нас, напр. На реке Волге, эти машины ещё мало в ходу; инженеры всегда предпочитают громадные инженерные работы, стоющие за раз сотни тысяч и даже миллионы, причём весьма часто, через несколько лет, работы оказываются совершенно бесполезными. Эта истина так важна, в интересе казны и нашей государственной торговли, что следует неутомимо напоминать её. Вот почему мы указываем на устье р. Наровы; на этом, теперь так легко доступном, пункте каждый может сам удостовериться и сам судить о деле. Страшный застой громадной волжской торговли в 1868 г. произошел преимущественно от того, что там почти не имелось землечерпальных машин.

мянутое прежде трёхмачтовое судно «Анна Марлина» шкунер-барка, 350 тонн, его владелец, строитель (в 1868 г.) и шкипер – эстский крестьянин Мартын Кабел; 5)Карл Лоцман, русский, имеет судно около 160 тонн; 6) русский в г. Нарве – финское судно в 80 тонн; 7) судно «Ольга», 80 тонн, построено в Финляндии, шкипер Эйнберг, швед. Большинство этих судов построено прочно и хорошо, но за неимением экзаменованных шкиперов и штурманов, эти суда должны исключительно заниматься каботажным плаванием; они отправляются с лесом в города: Ревель, Свеаборг и пр. Стало быть, население берегов Наровы уже теперь имеет хорошую практику для усовершенствования в морском промысле. Нужно для них только теоретическое образование, и мы здесь весьма скоро достигнем такого же результата, какой уже достигается в г. Виндаве Курляндской губернии, откуда также, как из Нарвы, вывозится много лесу и где прежде также было весьма мало судов (1858 г. только 5 дельнего плавания и 4 каботажных), а теперь уже один торговый дом мекленбургца Гутшмидта имеет, кроме многих каботажных, 13 судов дальнего плавания.

   Что касается до местности Гунгербурга, то она принадлежит городу Нарве, стало быть равным образом к С.-Петербургской и Эстляндской губернии. Впрочем, в недалёком расстоянии от Гунгербурга, в 4-х верстах к востоку, лежит большая деревня Венкуль, в Ямбургском уезде, на реке Росонь, где почти с такою же общею пользою возможно основать морскую школу, особенно, если при окончательном приглашении земской управы, местное крестьянское население согласиться на более значительные пожертвования для школы от себя, как-то: на доставление для школы и учителей хорошего помещения с отоплением и пр. Где общие обстоятельства дозволяют это, было-бы желательно допускать соревнование местностей между собой в отношении пожертвований, так-как можно ожидать, что школа процветёт там более, где она встретит наиболее сочувствия со стороны местных жителей.

   Это самое правило было-бы возможно соблюсти в отношении к деревням Куровицы и Остров, только с тем ограничением, что в видах удобства жителей прочих деревень, не следовло-бы открывать морские школы в местах, слишком отдалённых от упомянутых, лишь потому, что там местные жители обещают немногим более содействия от себя. В Куровицах большое число судовладельцев, там находится школа, распространяющая грамотность; здесь же соединяется река Росона с Лугою. Деревня Куровица сама по себе большая, и главное, она лежит в центре многочисленного рыбацкого и судоходного населения 0 так что тут возможно было-бы допустить к соревнованию, относительно места навигационной школы, лишь ближайшие деревни.

   Школа, предполагаемая в деревне Остров, нашла-бы, правда, также надёжные средства существования в дер. Липово, Выбья и Б. и М. Стремлянье, где повсюду (как мы видим из данных в №6) существует значительное судоходство. Даже самая большая часть судохозяев живёт в Стремляньях (в 3 дер. Райково нет таковых), где также находится школа для детей. Но хороший центр, для посещающих навигационную школу в Липове был-бы лишь для приморских деревень, лежащих к западу от реки Луги, а в Стремляньях лишь для этой местности и немногих других деревень, лежащих к востоку. Потому, лежащая в средине деревня Остров оказывается гораздо лучшим центром, и этот центр тем более удобен, что тут, обыкновенно, в реке Луге зимуют, починяются и отчасти строятся суда, принадлежащие стремлянцам, прибрежье которых, по мелководью, не выгодно для судов. Вообще судостройство в деревнях, лежащих при реке Луге, может иметь весьма блистательную будущность; тут не может скоро оказаться недостаток в лесном материале, вследствие случайных порубок ближайших лесов. Выше, по соединённым Росоною рекам Луге и Нарове, есть ещё столько лесов, что торговля этим материалом никогда не может прекратиться, так как названные реки омывают шесть мало населённых и богатых лесом уездов. Кроме того изобилие готового лесного материала даёт всегда возможность в самое короткое время выстроить хороший дом для школы, в любой прилужской, приросонской и принаровской деревне.

 ---------------------

 

    Теперь обратимся к прибрежью Петергофского уезда. Тут мы находим, в 4 верстах расстояния от Ямбургского уезда, деревню Систа Палкина, Капорской волости; в этой деревне считается около 130 ревизских душ муж. Пола и есть также народная школа. Число местных каботажных здесь не менее 29; они назначены преимущественно для отправления местных лесов в Кронштадт и Петербург. Число судовладельцев 22 (из них купец, местный крестьянин Иван Андреевич Петров имеет 5 судов). За тем следует дер. Кернова, 80 душ; здесь также есть маленькая народная школа и 2 каботажных судна. Потом Долгова, 30 душ (лютеран) и 2 судна, и Раконеж, 35 душ (лютеран) и 3 судна. За тем близ устья р. Коваши, находится стеклянный завод петербургского купца Прена, при котором, по словам местной заводской администрации, живёт около 80 душ об. пола немцев из Богемии. Отсюда, в 2 верстах к северу. Лежит деревня Устье Коваши, имеющая 133 души муж. Пола, народную школу, 29 каботажных судов и 19 судовладельцев; из них Евдоким Петров имеет 5 судов; а 3 большие судна имеет Семён Никифорович (сын которого кончил курс в бывшей Кронштадтской роте торгового мореплавания, и теперь служит на черноморских пароходах).

   Находяшаяся, в 20-ти верстах расстояния одна от другой деревня Систа Палкина и Устье оставляют далеко за собою все другие деревни по всему южному прибрежью Финского залива, в деле мореходства. Потому и здесь мысль об учреждении навигационной школы встречает необыкновенное сочувствие. Судовладелец и сельский староста Моисей Никифоров, в деревне Устье, в моём присутствии, заявил, при всеобшем согласии крестьян, что они (крестьяне) намерены выстроить особенный отличный дом для таковой школы, между тем как петербургский купец Прен также обещает, в случае надобности, достаточное помещение для школы в постройках стеклянного завода.

   Можно смело сказать, что все жители деревень Устье и Систа Палкина отличные судоходцы, что судоходство по Финскому заливу, от устья Луги и от Выборга до Кронштадта и Петербурга, составляет главнейшую часть их занятий. В этом мореходном промысле участвуют также и другие ближайшие деревни, из которых, лежащие к югу, уже упомянуты выше, а лежащие к северу и населённые финнами, не очень хорошо понимающими русский язык и говорящими между собой лишь по фински ( население деревни Устье чисто русское) суть следующая:

 

Приморские деревни

 

Ручьи             2 в. от Устья.   77 душ.  37 домов. 10 судов.

Липово            3                32       11          3

Новая Кандыкюла   7                26       15          4

Шемелева (Кара-  11                42       17          4

        валдай)

Пулкова          12                20        9          3  

Каравалдай       12 (2 в. от моря) 31       16          5

 

                       Всего     228 душ.  105 домов. 29 судов.

 

У реки Коваши

 

Старые Калищи    3 в. от Устья    86 душ.   38 домов.  6 судов.

Новые            5                81        29         6 

 

 

   Выше, по реке Коваши, нет рыболовов и судоходов, хотя лет 15 тому назад, по сведениям ковашинского волостного писаря, даже у села Коваши была, устьинским крестьянином – купцом Семёном Никифоровым, построена шкуна, с помощью финляндских мастеров, и ха тем продана в Англии, так как с неграмотным русским экипажем нельзя пользоваться судами дальнего плавания.

  

   Причислим к вышеприведённому населению ещё деревни:

 

Устье Коваши…                133 душ.   42 дома.  29 судов.

Раконеж…   3 вер.  От Устья.  35                   3

Долгова…   6                  30                   5

  

Итого оказывается 593 ревизских душ муж. Пола и 78 каботажных судов в ближайшем округе будущей (с Божьей помощью !) Устьинской навигационной школы. Так как здешние каботажные суда «Свирския», «Полуботы» отчасти весьма большие и поднимают до 2500-300 кулей хлеба, или 400-500 тонн, при чём для управления ими требуется значительный экипаж, то всё население находит достаточное, хотя и не особенно богато вознаграждающее труд, занятие на этих 78 судах, отправляемых лишь по восточному концу Финского залива (до Гогланда), где возможно плавать на таковых судах смелому, но невладеющему никакими морскими сведениями русскому моряку. Кроме леса, сена, рыбы, хлеба и пр., на этих судах перевозится много камней из своего, или финского прибрежья, за 1 ½-2 коп. с пуда, при чём большие «Свирские» суда и «полуботы» могут совершать лишь 3-6 рейса в год от Выборга, или устьев Луги и Коваши до Петербурга или Кронштадта, а небольшие острые финские «Ялы» 10-15 рейс. (в дер. Устье считается всего у 19 владельцев 13 больших «Свирских» судов и «Полуботов», 15 «Тихвинок», поднимающих от 100 до 200 тонн, и 1 финская «Яла»; в Систа Палкина у 22 владельцев 10 Свирских, 18 Тихвинок и 1 Яла).

   Так как деревня Систа Палкина лежит в 20 верстах от Устья, и так как население её, как и население ближайших деревень Керново и проч., а также Большое и Малое Стремлянье, нуждается в навигационной школе, то, кажется, было-бы весьма полезно открыть  в Систе Палкине особую навигационную школу с тем, чтобы она в каждую вторую зиму поселялась в Стремляньях, лежащих в 25-ти верстах к западу, если стремлянское население для сего изготовит хорошее помещение с отоплением. При осуществлении этого плана, к Систа Палкинской школе принадлежали-бы деревни Керново, 3 дер. Лужки, М. Капорки и др. деревни Капорской волости; к Стремлянской-же школе – все упомянутые по именам, в № 6 нашей газеты, деревни рыбаков и каботажников находится всего 1286 ревизских душ муж.пола.

 

                                                                                                                                                              Х.Вальдемар.

 

(Продолжение в след. №)

 


 

№ 12 (стр. 4-9) [5]

 

4.

Ещё об устройстве народных мореходных

школ.

(Письмо к редактору).

 

   В последнем письме (№ 11-й Листка) я изложил данные, говорящие в пользу открытия мореходных школ: 1) в Гунгербурге (или Венкюль), 2) в Куровищах, 3) в Острове, 4) в Стремляньях и в Систе Палкине Копорской волости, наконец 5) в Устьях Ковашинской волости. В пользу последних двух школ говорят замечательное и общеизвестное развитие мореходнаго промысла между крестьянами Копорского залива от Стремлянья до Устьяев и очевидное желание самих крестьян разширить круг своей морской деятельности. Такое желание здесь весьма естественно, так как каботажное плавание этих местностей не может быть особенно доходным; лес вырублен во многих местах прибрежья, а также у рек – Коваши, Сумы, Воронки; камень же доставляется в Петербург гораздо дешевле из Шельдихи по Ладожскому каналу и вниз по реке Неве с тех пор, как новый Ладожский канал устранил неудобства плавания. В течение лета, Устьинские крестьяне успевают нагрузить три или четыре раза камнем и отправить в Петербург «Свирское» каботажное судно с 30,000 пудов, при чём с трудом заробатывается (по 1 ½ или 2 коп.

5.

с пуда) лишь от 1350 до 2400 рублей, так как обратный груз из Петербурга почти не полагается. Между тем, в то же самое время, т.е. в одно лето, этот же, или даже меньший числом, экипаж, с тем же судохозяином (получившим образование в морской школе), мог-бы отправляться, при относительно меньшем труде рабочих или матросов, три или четыре раза в Англию, на прочном мореходном судне дальнего плавания той же величины, и заработать, средним числом, по 10 коп. с пуда за рейс (летом 8, а осенью до 20 коп. с пуда), за 6 или 8 рейсов (так как из Англии всегда имеется обратный фрахт) – от 18 до 24,000 рублей, даже в том случае, если судохозяин не предпочтёт в зимнее время совершать рейсы в южных водах. Из этого, относительно громадного, валоваго дохода 18 – 24,000 рублей в год, едва-ли половина потребуется на особенныя издержки судов дальняго плавания, каковыя суть: 1) законныя и незаконныя издержки в чужих портах; 2) застрохование судна, которое теперь у иностранцев обходится для русских судов 10-12 % в год со стоимости судна, а при существовании достаточнаго у нас числа судов и возможности учреждать взаимныя страховыя общества по образцам подобных же иностранных обществ в Норвегии, Германии, Финляндии и пр., будет требовать не более 3-6 % издержек со стоимости судно; 3) проценты за судно, которое, при его постройне у рек Наровы, Луги, Паши, Ояти и Свири, обойдётся не дороже 15,000 рублей (между тем как настоящия «Свирския» суда, той же величины, обходятся с полным вооружением лишь 3-4000 руб.), следовательно за 15,000 менее 3000, т. е. 12,000 руб., по 6% – 720 руб.; наконец 4) проценты на погашение упомянктых 12,000 руб. в десятилетний срок, - 1200 руб. Из этого исчисления, основанного на верных данных, мы видим, что издержки по 3 и 4 пунктам составляют не более 2000 руб., т. е.  не более 1-% ваоваго ежегоднаго дохода судна и не более 15? Стоимости его. При этом расчёте весьма легко можно убедиться, что израсходованные 1200 рублей могут дать значительный дивидент в 30 – 60%, причём шкипетри штурман, получающие теперь на каботажных Свирских судах 25-150 руб. ха лето, могут получать 500-300 руб.. а матросы0рабочие, получающие теперь с харчами не более 120 руб. за летнее время, могуь получать до 250 руб. Понятно, что, при подобном перевороте морскаго дела, в этих местностях образуется такое же богатство, какое каждый замечает у английских и голландских мореходцев, которым судостроение обходится гораздо дороже, так как они должны покупать лес у наших лесоторговцев, причём каждое дерево, обходящееся у рек Луги, Паши и Свири нашему судостроителю в один рубль, должно обойтись английскому или голландскому судостроителю, по крайней мере, в пять рублей.

   И так, нечего сомневаться в доходности морскаго дела; нужно только приохочивать в нему наибольшее, по возможности, число

стр. 6

русских. А это в деревнях: Устбе, Систа Палкина и Стремлянье более легко, чем где-нибудь; открытыя там  мореходныя школы будут битком набиты полувзрослыми и взрослыми моряками, из которых многие уже теперь с успехом могут занимать места полных матросов на судах дальняго плавания, если только шкипера и штурмана этих судов будут русские, а не иностранцы, не знающие или слишком плохо знающие русский язык. Если же только в Устьях будет открыта школа, то, при большом отдалении Систы Палкине о Устьев (20 вёрст) и Б. и М. Стремлянья от предполагаемой Островской школы (35 вёрст), лишь не большая часть жителей станут ходить в столь отдалённыя школы, а вследствие сего развитие нашего мореходнаго дела пойдёт гораздо медленнее. Смело можно предсказать, что коль скоро, вслед за учреждением большаго числа мореходных школ, петербургские и кронштадтские купцы станут приобретать для себя суда дальняго плавания, то деревни, прилегающия к Капорской губе, будут важнейшим источником для доставления, говорящаго по русски и при том опытнаго, экипажа для этих судов. При таком поворотедел, останется ещё довольно много народа для необходимаго каботажнаго судоходства; что же касается доставки камней, песку и других весьма дешевых материалов в Петербург, то она перейдёт к деревням, лежащим вверх по р. Неве или у каналов.

   Деревни, лежащия к северу от Устья, а особенно лежащия к востоку от Капавалдая, уже никак не могут сравняться с деревнями Копорскаго залива относительно мореплавания. Тут мы находим лишь простыя речныя суда, так называемыя «Тихвинки» и «Соминки», весьма мало переделанныя и приспособленныя к морским рейсам только до Кронштадта и Петербурга, куда жители этих деревень, при попутных западных ветрах, могут безопасно прибыть в несколько часов на своих судах, стоющих лишь 100, или 200-300 руб. Главные предметы их перевоза суть камень и песок из собственнаго прибрежья; в нескольких случаях ещё лес; рыба и продукты домашняго хозяйства. Эти деревни следующия:

 

                    Вёрст от школы  Число   Число    Число

                      в Лебяжьях     душ    домов    судов

 

Чёрная Лахта (русское поселение) 10   26      17        7

Новая Красная Горка               3   69      36    несколько

Старая Красная Горка              2   80      41    несколько   

Ново-Лебяжья                      ½   23       9        3

Лоцманская станция с

   мореходной школой              0   30      20        --

Малые Борки                       2   42      17    двенадцать

Большие Борки                     3   95      42    двенадцать

Большая Ижорская                  8   98      49        3

Ленужи                           12   31      16       10

Какузи                           13   26      13        --

 

стр. 7.

Малая Ижорская                   15   59      27        --

Город Ораниенбаум                20

Мартышкина                       22  120      50        --

Бобыльская                       27   32      10        --  

Петергоф                          28

                             -------------------------------

                               Всего  741     347

 

   Вот население, для котораго уже существует мореходная школа,

в новоустроенном посёлке Лебяжье, для (17) лоцманов, имеющих назначение провожать суда от Толбухина до Кронштала, между тем как отделение (13) лоцманов в Кронштадте имеет задачею проважать суда обратно. Лоцманы здесь (как везде) весьма обеспечены в денежном отношении, имея каждый дохода 500-600 руб в год; значит, почти вдвое более того, на что может рассчитывать хороший матрос в Финляндии, Швеции, Германии. Стало быть, было-бы некоторым образом смешно ожидать, чтобы из этих зажиточных, - вполне обезпеченных на месте, и притом весьма немногих числом людей (по национальности они шведы, финны и русские), - образовался класс русских моряков дальняго плавания. Что же касается до исчисленных выше  деревень, то не только их каботажныя суда бывают маленькия «Тихвинки» и «Соминки», грузящие лишь 2-3- сажени камней, или 2 ½-3 ½ тысячи пудов (в Устьях и пр. есть большия «Тихвинки», снабженныя хорошим вооружением и нагружающияся 8-10,000 пудов), но здешние прибрежные крестьяне занимаются даже весьма мало рыболовством. Так, в большой Ижорской, в Лемужах, Кукузи, Малой Ижорской вовсе нет рыбаков; в последнюю же деревню (как и в некоторыя другия) приезжают ежегодно и занимаются здесь рыболовством до июля месяца. Близость Ораниенбаума, Петергофа, Кронштадта и Петербурга доставляет жителям указанных деревень столь много выгодных заработков на суше, что они пренебрегают рыболовством, которое доставляет осташковцав достаточно выгод.

   Из вышеизложенных данных явствует, что почва, на которой должна действовать Лебяжская мореходная школа, обещает, особенно ы первое время, гораздо менее желаемых плодов, нежели любая другая из выше-проектируемых Петербургским земством школ. Впрочем, школа эта, существующая вот уже два года, была основана вовсе не потому, чтобы население местных деревень чем-нибудь доказало особенную склонность к мореплаванию или судостроительству. Напротив того, причиною учреждения оной было случайное основание лоцманской станции и желание зажиточных лоцманов иметь хорошую школу для своих детей. Но всё-таки нет сомнения, что и эта школа, со временем, может быть и действительно будет полезна, для достижения высокой и важной предполагаемой цели – развития русскаго мореплавания по дальним морям.   

8.

Только необходимо, на будущее время, распространять деятельность и влияние этой школы на все исчисленныя нами деревни от Чёрной Лахты до Ораниенбаума или до Мартышкина. Нужно – и в этом должна состоять одна из главнейших задач – в первое время распространить, среди населения всех деревень, новую для него мысль о возможности и полезности дальних плаваний; а этого возможно достигнуть – отчасти распространением особых брошюр, отчасти тщательным побуждением жителей отдалённых деревень -  также посылать в школу молодых грамотных людей для изучения дела. Покуда Лебяжская школа имеет лишь восемь учеников в первом, т.е. мореходном классе, второй же класс есть просто народная школа, где учатся грамоте около 40 маленьких детей обоего пола, из четырёх ближайших деревень; а таких посетителей безплатной школы в этих деревнях больше, чем сколько их может быть принято. Это обстоятельство, правда, делает честь и школе (т.е. усердию учителей), и местному населению; но последнее успело распространить в отдалённых деревнях слух, что

Школа эта учреждена лишь для бляжайших деревень, так что полувзрослые грамотные моряки из отдалённых деревень не могут быть приняты на обучение, когда есть довольно много маленьких неграмотных мальчиков и девочек вблизи. Очевидно, что население уже весьма дорожит школою, и что упомянутое маленькое неудобство легко устранить впоследствии, так что, в общей системе, и Лебяжская школа будет живым и деятельным членом для развития у нас дальняго плавания.

   Главный учитель (получающий 720 руб. в год) Лебяжской навигационной школы, Филип Григорьевич Тибордин, хотя сам и не моряк, был однако долгое время учителем упразднённой в 1867 году кронштадтской «Роты Торговаго Мореплавания»; он отличается, как многим уже известно, своею неутомимою деятельностию при обработании учебников для русских навигационных школ, издание которых в печати, до сих пор, к сожалению, не могло появиться, так как у нас (кроме как у Белаго моря) ещё нет ни мореходных школ, ни русских моряков. Надеемся, что эти обстоятельства скоро изменятся и окажется также случай, по учреждении некоторых мореходных школ в Петербурге или в его окрестностях, осуществить желание этого морскаго дела – переселиться куда-нибудь в среду горожан, не прерывая при том своей полезной деятельности.

   Прибрежные жители Петербургскаго уезда, т.е. Капорской, Ковашской (Веншинской) и Ораниенбаумской (в Пенниках) волостей, так же как прибрежные крестьяне Ямбургскаго уезда, - почти все финскаго происхождения, но они понимают порядочно и по русски, может быть ещё с тех пор, когда этот край принадлежал к Водской Пятине Новгоодской республики. Замечательно, что, как уверяли в Ораниенбаумском (в Пенниках) волостном правле -

9.

нии, - лютеранские жители знают лучше по русски, нежели православные (в старые времена всё здешнее население было православным, но при шведском владычестве некоторая часть была, вследствие довольно принудительных мер правительства, обращена в лютеранство). Этот, по первому взгляду поразительный факт, объясняется, может быть, общераспространённою между лютеранами грамотностью *) и, вследствие того, немного большею развитостью в промышленных и торговых делах, отчего они чаще являются в городах. Между собою они, впрочем, всегда говорят по фински, как мне случилось убедиться, когда мой извощик заблудился и заставил меня переночевать в переполненной народом корчме деревни Нов. Калищи; всю ночь шли толки, крики, споры, но русскаго слова слышать почти не приходилось.

   Что касается до народных школ, то таковые существуют, кроме уже упомянутых, в доме Веншинскаго (Ковашинскаго) волостнаго правления, за тем в деревнях Кабацкой (4 версты от Ораниенбаума), где учатся около 70 детей, и в Верхней Бронной, где обучается 46 мальчиков и девочек; обе последние школы находятся в гораздо лучшем положении, нежели другие, прежде нами упомянутыя: их учителя получают по 300 руб. жалованья, помещение школы хорошее, дети опрятны и учатся с усердием. Школы эти осуществились без содействия Петергофскаго уезднаго земства, которое ещё не нашло средств помочь народному образованию.                                           

                                                             

                                                                                                                                                                           Х. Вальдемар.

 


 

№ 13 (стр. 7-25) [6]

 


 

№ 14 – Окончание. (стр. 6-14) [7]

 

Ещё об устройстве народных мореходных школ.

(Письмо к редактору).

Окончание.

 

   В предыдущих письмах мы постарались оценить местные потребности прибрежий С.-Петербургской губернии в народных мореходных школах, от устья Наровы до р. Свири, и нашли, что таковых школ требуется:

 

                                                            Число душ муж. пола

                                                            Рыбаков и судоходов.

  1) На устье р. Наровы (русск., эст., немец.) 800 прибл.

  2) В деревне Куровицы, Наров. Волости      1600

              (от Ямбурга до Куземкины.)

  3) В деревне Остров, Лужицкой волости      2000

  4) В деревнях Стремленьях и Систе Палкине    1500

  5) В деревне Устье-Ковашинском                 650

  6) В Кронштадте и Сестрорецке                  2000

  7) В селе Рыбацком и Усть-Ижоре               2000

  8) В Дубровках и Шлиссельбурге                 800

  9) В деревне Н. Назье и Кобоне                 1600

 10) В Новой Ладоге                                    1000

 11) В Сясьских Рядках (Шахн. Вол.)           1500

 12) Сермаксе (Никол. Вол.)                        2300

                                                       -----------------

                                                      Итого   18750

 

   Но кроме того требуется таковая-же школа, попеременно на Гостинопольской пристани и в Солецкой волости, вверх по реке Волхову, где речное судоходство по местам весьма развито. По реке Волхову, выше упомянутой уже нами Изсадской волости (близ города Новой Ладоги) лежит Михайловская волость, в которой из настоящего населения 2424 муж. душ, между ними около 2000 бывших казённых, полагается 130 грамотных; в 20-ти приречных деревнях, где живёт 1205 душ в 764 домах (крестьяне прежде получали даром казённый лес для построек) – люди занимаются летом – преимущественно речным плаванием, зимой же – рубкою леса и ломкою плиты для Петербурга; лодки и суда не строятся; даже маленькие лодки привозятся с реки Паши, потому что «нет мастеров для их постройки», а главное, нет побуждающей причины пригласить довольно бедных «мастеров» с реки Паши сюда на помощь. Это население имеет в 20-ти деревнях две весьма незначительные школы, где учатся по 5-6- мальчиков. Мореходную школу это население могло-бы посещать или в г. Новой Ладоге, или в Гостинопольской пристани; никто из населения не был-бы далее 15 вёрст от одной из этих школ.

   Выше Михайловской (или Михайло-Архангельской волости) лежит Порожская волость у известных волховских порогов, где население деревеь Званки (27 душ), Горки (37 д.), Перевеж (32 д.), Порог (145 д.) и села Петропавловского (110 душ), Валем (42 д.), Бор (138 д.), Бороничево (35 д.), Былчины (14 д.) и Вельсы (180 д.). всего около 760 душ, летом исключительно занимается проведением судов через пороги. Здесь народу нечего опасаться (как по Сяской системе), чтобы судоходство со временем, вследствие конкуренции Рыбинской железной дороги, значительно уменьшится, так как уже одних приволховских товаров скопляется весьма много. Одного леса отправляют по реке может быть на 1-2 мил. руб. в год (в Петеребург и Кронштадт для 800Ю000 жителей требуется вероятно на 8 мил. руб. леса топлива; на 2 мил. для построек; на 2-3 мил вывозится леса заграницу); но дело в том, что пороги могут быть сделаны безопасными, и проведение судов может совершаться с помощью цепного пароходства, так что жители Порожской волости и окрестностей Гостинополя вообще могут лишиться главнейших обычных источников прокормления. Адмирал Павел Моллер (в Запорожье близ Гостинополя), заведывающий работами туэрной пароходной компании, сказывал мне, что это общество израсходовало до сих пор до 80,000 рублей, так что относительно легко уже будет проводить суда по прорубленному в реке каналу вверх и вниз – что в последнее время отчасти уже и делается крестьянами с помощью лошадей по прорубленному ещё прежде «казённому» порожскому каналу. Водопад по порогам составляет в расстоянии 8 вёрст лишь около 8 сажень; такое падение могло-бы быть совершенно безвредное, особенно при высокой воде в месяцах мае и июне. Когда вода по порогам имеет глубины до 7 фут. Так что весьма большие морские суда без груза могут быть построены и отправлены в С.-Петербург из всего прибрежья Волхова, Ильменского озера и проч. Но дело в том, есть в далёком рссатоянии друг от друга разные ступени, где вода ниспадает довольно круто; эти каменные ступени, состоящее из обыкновенной плиты, нужно устранить, уравнивая водотечение по всему 8 вёрстному пространству. По успешном окончании этих работ, вода будет понижаться лишь по одному футу на 500 фут и наконец изменится к лучшему нынешняя огромная разница в ныне громоздких товаров вверх и вниз по порогам, составляющая например 1 ½- 2 руб. за кубич. Сажень дров, а за сено относительно ещё больше. Стало быть очень хороший и достаточно широкий канал мог-бы (при изобилии воды) быть проложен за половину (или менее) разницы в цене товаров (одного года) вверх и вниз по порогам. При таких обстоятельствах нужно при-порожскому, привыкшему к точности при судоведении народу, занятому теперь исключительно проведением судов, дать возможность участвовать, подобно их предкам, в мореходстве.

   Так-как на высоко-привилегированной Гостинопольской Пристани многие торговцы продают свой товар, чтобы не подвергаться риску плавания по порогам, то в этой местности, по зажиточности не уступающей Сермаксе, собирается, особенно летом, весьма много речных торговцев и промышленников всякого рода. Вот удобное место для навигационной школы!

   Выше следуют волости: Гладевская (около 200 душ), потом Городищенская, Солейкая (1800 душ), наконец Тигодская (1070 д. из них: 213 раскольников Федосеевской секты, 349 женщин-раскольников; 57 муж. И 50 жен. Лютеран-латышей, которые в прошлом году в Новгородской губернии стали строить хорошие, прочные морские каботажные суда, а ныне занимаются речным судостройством для барона Боха, близ Бабинской станции Николаевской железной дороги; грамотных в этой волости: латыши все, из раскольниц 72 мужчины и 31 женщина, из большого числа православных лишь 108 мужчин и 9 женщин).

   В этих волостях, кроме Тигодской, суда также не строятся; барки же для отправления леса строятся по близости к ним, в реках Оскун, Пчевжи и проч. В случае желания местного народа, было-бы возможно Гостинопольскую мореходную школу, в каждую другую зиму, перемещать в Сольцы; тогда и здешнее судоходное население Новоладожского уезда не будет иметь далее 20 вёрст от такого учреждения. Я уверен, что и здесь, отчасти с помощью латышей Новгородской губернии, было-бы возможно при существовании мореходной школы в течении нескольких лет, вкоренить хорошее судостройство и судоходство.

 

   Обратимся теперь к Чудскому озеру, известному мне покамест лишь на некоторых пунктах западного и южного прибрежья, между которыми, впрочем находятся Псков и Дерпт, где сосредотиваются все большие суда этого озера. Каботажное судоходство по этому озеру между городами Дерптом. Псковом, Гдовом, дер. Сиренец (у реки Наровы) и другими пунктами довольно развито, а ширина северной части озера равняется ширине Финского залива между городами Ревелем и Гельсингфорсом. Число принадлежащих к Гдовскому уезду рыбаков доходит до 2000: здешнее прибрежье имеет длины 170 вёрст (прибрежье С.-Петербургской губернии у Ладожского озера простирается на 270 вёрст, у Финского залива более чем на 250 вёрст, прибрежье реки Наровы – 60, Росоны – 20, луги до Ямбурга – 60, вниз по Ижоре и Тосне положим 40, Волхова – 90, Сясн – 50. Паши – 50, Ояти – 70, Свири – 10, итого Петербургское прибрежье залива и обоих озёр около 700 вёрст, прибрежьё судоходных рек 500 вёрст. А всего 1200 вёрст). Конечно, рыбаки и судоходы Чудского озера (как и наибольшей части реки Наровы) ни в каком случае не могут строить у себя морских судов, но они могут быть такими-же отличными моряками, как их наилучшие сопромышленники у Финского залива и Ладожского озера, коль скоро поднимется сильный спрос на русский экипаж у реки Наровы или в Петербурге. Поэтому следовало-бы также для них устроить две школы, или – по крайней мере – одну школу.

   Спрашивается: возможно-ли ожидать, что правительство даст от себя до 15,000 рублей ежегодно на эти школы? По моему мнению, это положительно возможно, имея в виду следующие обстоятельства. В С.-Петербурге с 1828 года существовала мореходная школа, перемещённая с 1848 г. в Кронштадт, которая получила с 1834 г. по 13,616 руб. в год из министерства финансов, кроме помещения для школы, для 30 казённокошных воспитанников и учителей, пользовавшихся преимуществами казённой службы. Все эти казённые издержки составляют более 1600 руб. в год. С 1867 года эта школа упразднена, а учреждена лишь одна школа в Лебяжье, обходящаяся казне 1000 руб. в год. Остаются неизрасходованными 15,000 руб., которые передать в пользу школе едва-ли не согласиться министерство, доказывающее столь многократными примерами щедрых вспомоществований пароходным обществам, как высоко оно ценит русское морское дело. Между тем, лишь, последний невежа может верить, что парусное торговое судоходстводальнего плавания скоро, или хоть когда-нибудь, прекратиться *), и уступит место пароходам, так как и то и другое судоходство лишь помогают друг другу и ещё весьма далеки от того, чтобы стеснять друг друга.

   *) Это конечно случится тогда, когда сила природы – ветер – будет обходиться дороже пара. Тогда, конечно, прекратит своё действие также ветряные мельницы и будут заменены паровыми.

   Без буксировки парусных судов пароходами из Петербурга через Зунд и другие узкие проливы и порты парусные суда были менее выгодны т полезны для торговли, чем в настоящее время, когда - как я сам убедился в 1868 г. в Ливерпуле – большинство громадных заокеанских пароходов последуют примеру известного Грет-Истерна и преобразуются на половину в парусные суда. Чрез Зунд проходит теперь вдвое или втрое больше парусных судов чем сколько их проходило в то время, когда пароходов вовсе не было на свете. И всё таки весь мир ещё чувствует недостаток в судах, так как через железные дороги, переселение европейцев в заокеанские страны и цивилизацию диких стран массы перевозимых товаров, обогащающих и покупателей и продавцов, увеличиваются всё ещё скорее, чем могут увеличиваться торговые флоты. Причина этому та, что экипаж для судов дальнего (преимущественно парусного) плаванья можно взять лишь из каботажников и рыбаков, число которых довольно ограничено. Число действительных моряков бывает и должно быть почти вдвое больше, чем число экипажа нужного для комплектования всего торгового флота в данном крае, так как значительная часть их по временам остаётся на суше, то при домашнем устройстве, то при рыболовстве и проч.; другая-же часть, изучив за-границею новые промыслы или отрасли торговли, оставляет вовсе мореходное дело, между тем, как некоторая часть моряков всех европейских стран из заокеанских портов не возвращается назад. Вот почему торговые флоты не могут довольно скоро увеличиваться, и вследствие сего фрахты не уменьшаются, несмотря на все новейшие улучшения судоходства, поднимающие доходность этого промысла так, что – при плачевной безпомощности – англичане, взимающие у нас тройные подати в виде высоких фрахтов, страховательных сумм, и особо выгодной для них торговли – успеют к нам по временам с расчётом прислать свои железные пароходы и при случаях даже (вместо балласта разумеется) перевезти дешёвый товар, как-то: лес и каменный уголь. Удивляться тут нечему. У англичан лесов нет, а есть железо и каменный уголь, – ну они и употребляют свой материал. Удивляться можно лишь тому, что народ, владеющий изобилием лесов, парусов, канатов, владеющий как мы только что видели, достаточным запасом рыбаков и каботажников, пренебрегает всем этим своим неоценённым для мореходства материалом, терпеливо выслушивая уверения неразумных людей пророчествующих конец парусному судоходству ! Есть народ, имеющий драгоценную пословицу: «чем богат – тем и рад!» и погрешающий более всех прочих народов против духа этой пословицы в морском деле, ценя лишь то, чем он положительно не богат, – железо и уголь. Есть народ расходующий десятки миллионов  рублей для преждевременной, искусственной поддержки пароходства, при помощи которого даже он сам не может надеяться на перевозку его громоздкого груза. Есть народ, расходующий на одни фрахты шестьдесят миллионов рублей в год, и пренебрегающий единственным возможным способом для сбережения непосредственным образом (15 миллионов рублей в год, понижением фрахтов вследствие усиленной конкуренции собственных мореходов, а 5 мил. в год в виду возвышения доходов своим судоходцам и судовладельцам) по крайней мере третьей части этой громадной суммы; пренебрегающий за тем выигрышем через быстрое увеличение своей заграничной торговли и, что ещё более важно, приобретением независимости всех своих заграничных оборотов. Эти сбережения, выигрыши и приобретения вместе взятые, равняются всей сумме 60 миллионов рублей в год. Но, к сожалению, народ (имеющий, впрочем, лишь несколько десятков учебных заведений, где излагаются основные правила народного богатства, между тем как английский народ имеет 6000 таких заведений) ещё далеко не обратил, достаточного внимания на столь важную сторону дела. Этому, говоря прямо, русскому народу внушили столь зловредные понятия о морском деле, что он, как злейший враг своих явных интересов, положительно требующих парусного флота, т.е. дешёвой перевозки своих громоздких грузов, наилучшую эксплуатацию своих лесов, канатов, грузов и проч., обогащение своих, вместо английских, рыбаков и торговцев, лучше пожертвует всем, чтобы отчаянными усилиями поддерживать лишь интересы противника, ту часть торговых флотов, которая ему возможно – менее доступна, нужна, неотлагательна и естественна. Пассажирское сообщение требует конечно пароходов, но лишь там ему необходима особенная поддержка, где сообщение слишком незначительное и при том особенно важно – а таких пунктов весьма не много, и срок, требующий поддержки, может быть лишь самый кратчайший. Все балтийские порты от Либавы до Улеаборга имеют такие частные сообщения без всяких привилегий и не могут, напр., подражать Русскому Обществу Пароходства и Торговли, которое на привилегированной ему линии Одесса-Поти перевозит пуд русского сахара за 44 коп., а непривилегированная линия Константинополь-Поти, за соперничающий в Тифлисе и Азии с русским чужестранный сахар, берёт лишь 4 коп. с пуда! Парусный флот, как действительно необходимый, и полезный для России, не требует и не будет поглощать десятков миллионов рублей казённых денег; его можно привести в цветущее положение с весьма скромными косвенными поощрительными мерами, из коих добросовестно руководимые простонародные навигационные школы оставляют все прочие далеко за собою. Пятнадцать лет спустя после утверждения вышеисчисленных 15 мореходных школ, Петербург и Спб. Губерния будут иметь торговый флот из пятисот судов, поднимающих разом до 200,000 тонн (12 мил. пудов), т.е. флот, какой до сих пор имела вся Финляндия и какой уже значительно может повлиять на торговую деятельность С.-Петербурга – или всей России. Гайнажская в Лифляндии школа ручается за подобный успех; она существует лишь 8 лет и создала уже 20 судов дальнего плавания. Образованные в 15 народных мореходных школах моряки будут весьма полезны для пароходов; они доставят кроме того неоценимо важный элемент для нашего военного флота, и наконец единственное возможное средство для действительного обрусения в некотором объёме наших прибалтийских портов от Либавы до Улеаборга и, так сказать, обрусения самого морского дела, как в них, так и в важнейших нам заграничных пунктах, где звук русского языка теперь почти столько-же неизвестен, как персидского. По этому и необходимо нужно вполне достаточное число этих школ, – из которых в данном случае чуть-ли не каждая будет иметь свою особенную важную задачу, так что он не отдельно, а лишь вместе, взаимным действием своим, могут иметь желаемый быстрый и блистательный успех. Кажется, столь важное дело, как русское мореплавание, нельзя поставить в зависимость от мелочных случайностей, могущих появиться в том и другом крестьянском селе, при болезни, смерти, неспособности того или другого учителя и пр. и пр. При достаточном числе заведений успех можно обеспечить сполна, поставить его вне сомнения.

           

                                                                                                                                                                        Х. Вальдемар.

--------------------------

 

Источники:

  1. «Гдовско-Ямбургский листок». № 4 (январь), Еженедельное издание. 1872 год. (стр. 2-3)
  2. «Гдовско-Ямбургский листок». № 5 (4 февраля), Еженедельное издание. 1872 год. (стр. 13-15)
  3. «Гдовско-Ямбургский листок». № 6 (12 февраля), Еженедельное издание. 1872 год. (стр. 4-8)
  4. «Гдовско-Ямбургский листок». № 11. Еженедельное издание. 1872 год. (стр. 7-12)
  5. «Гдовско-Ямбургский листок». № 12. Еженедельное издание. 1872 год. (стр. 4-9)
  6. «Гдовско-Ямбургский листок». № 13. Еженедельное издание. 1872 год. (стр. 7-25)
  7. «Гдовско-Ямбургский листок», № 14. Еженедельное издание. 1872 год. (стр. 6-14)

 

Все разделы