«И моя поездка в Ревель», СПб., 1827 год.

Книга
«Часовни Нарвы и Ивангорода»

«И моя поездка в Ревель» - 1827 год

 

И моя поъздка въ Ревель,

1827 года.

------------

(Продолженіе)

 

   «Но давно уже любопытство призываетъ насъ къ водопаду Нарвскому, славящемуся своею красотою и величіемъ. Подъъдемъ къ нему съ правой стороны, называемой Іоала. По сей дорогъ отстоитъ онъ отъ города не болъе двухъ вёрстъ; но эти двъ версты покажутся за десять, особенно во время грязи; и если путешественникъ чувствуетъ уже непріятность сего краткаго переъзда въ спокойномъ экипажъ, то легко можно вообразить, какихъ затрудненій, какихъ бъдствій стоитъ это для возовъ, тянущихся безпрерывно по сей дорогъ изъ пристани Кулги, съ тяжёлыми произведеніями Пскова и Дерппа. (*)

-----

(*) Изъ Кулги доставляются въ Нарву лёнъ, хлъбъ и известковый камень; а изъ сей послъдней отправляются сельди и другіе цънные товары. Перевозкою сею исключительно занимаются Іоальскіе крестьяне, а потому устроеніе хорошей дороги на семъ пространствъ не только принесло бы честь владъльцу Іоалы, господину Крамеру, не только заставило бы множество путешественниковъ, пріъзжающихъ смотръть водопадъ, остаться ему благодарными, но вмъстъ съ тъмъ послужило бы облегченіемъ и его собственнымъ крестьянамъ.

-----

Какъ не привесть при семъ въ примъръ Англію или Америку, гдъ при самомъ первоначальномъ основаніи какого-либо заведенія, объщающаго коммерческія выгоды, прежде всего проводится къ нему хорошая дорога.

   Нарвскій водопадъ, подобно Ніагарскому, раздъляется на двъ половины островомъ, лежащимъ почти посрединъ ръки. На семъ островъ, принадлежащемъ господину Сутгову, и по объимъ сторонамъ водопада устроены разныя мельницы и фабрики; но несравненно ещё болъе можно воспользоваться силою сего Геркулеса: стоитъ только сдълатъ небольшой отводъ ръки въ сторону - и никакая паровая машина въ свътъ не можетъ сравниться ни въ могуществъ, ни въ дешевизнъ дъйствія своего механизма.

   Чтобъ видъть оба водопада вдругъ, нужно, не доъзжая за четверть версты, перейти чрезъ поле на мысъ, выдавшійся въ ръку, на коемъ нарочно для сего выстроена была для Императрицы Екатерины, посътившей сіи мъста въ 1767 году, бесъдка, Больтономъ, бывшимъ владъльцемъ сихъ мъстъ. Но если съ одной стороны видъ сей представляетъ цълую, полную картину водопада: то издали теряется та стремительность, то неукротимое волненіе, тотъ хаосъ разъярённой стихіи, которыя вблизи поражаютъ душу зрителя какимъ-то пріятнымъ ужасомъ, приводятъ его въ изумленіе, оцъпъненіе! Неукротимая Нарова, образовавъ на плитномъ днъ своёмъ разнообразныя, живописныя неровности, то въ видъ круглыхъ впадинъ, то длинныхъ террасъ, то острыхъ угловъ, въ иномъ мъстъ низвергается густою массою воды, а въ другомъ стремится по ступенямъ, подобнымъ правильностію лъстницъ, и съ рёвомъ клубится къ безднъ, въчнокипящей у подошвы утёса. Къ сторонъ острова, гдъ ръка глубже и паденіе ея ровнъе, плаваетъ надъ нимъ облако тончайшей водяной пыли, рисующееся радугами при закатъ солнца.

   Ioальская сторона соединяется съ островомъ чрезъ высокій, длинный мостъ, утверждённый на быкахъ, набитыхъ камнями, въ 30 или 40 шагахъ отъ водопада, такъ что всходя на оный, невольнымъ образомъ содрогнешься и не въришь прочности онаго. Съ моста сего самый лучшій видъ на сей любопытный феноменъ природы: отсюда можете видъть его весьма явственно и весьма покойно съ разныхъ точекъ зрънія, въ разныхъ направленіяхъ, каковаго удобства ни одинъ изъ извъстныхъ въ міръ водопадовъ не представляетъ; однимъ словомъ, артистъ, не сходя съ моста, можетъ написать нъсколько разнообразныхъ картинъ. Отсюда можно также полюбоваться и на рыбную ловлю, коею съ большою выгодою занимаются здъшніе жители, весьма любопытнымъ образомъ: отъ средины быка проведена на рожкахъ длинная доска къ паденію воды; на семъ-то утломъ основаніи становится рыбакъ съ острымъ трезубцемъ и стережётъ, когда подойдётъ ближе къ его удару огромный лосось, который по какому-то неизъяснимому инстинкту стремится противъ теченія вверхъ по ръкъ и старается всячески подняться на водопадъ. Рыбакъ издалека видитъ свою добычу, пробирающуюся по каменному дну полузакрытою, прозрачною водою: ибо въ Іюлъ мъсяцъ, когда бываетъ главный ловъ лоcocей, вода едва на аршинъ покрываетъ гранитное дно водопада, — и безошибочно вонзаетъ въ рыбу свой трезубецъ.

   Съ мосту можно ещё видъть другое, не менъе любопытное зрълище, а именно, какъ знаменитый здъшній водолазъ, Миронъ, показываетъ примъръ неуспрашимости и ловкости. Перекрестясь, онъ слезаетъ съ рыбачьяго помостка на дно ръки; надъваетъ, единственно для предосторожности, лапти, чтобъ кръпче держаться ногами на гладкомъ днъ и, пройдя нъсколько шаговъ далъе кидается вплавь въ пучину; борется нъсколько минутъ съ ея стремленіемъ и наконецъ исчезаетъ ….. Сколь ни пристально слъдуешь за нимъ глазами, но за густотою и непомърнымъ стремленіемъ водяной массы, кажущейся недвижимою, не видишь его. Наконецъ въ одномъ мъстъ, гдъ вода нъсколько ръже, мелькаетъ тънь его — и сердце зрителя, встревоженное долговременнымъ отсутствіемъ его, отдыхаетъ, успокоивается; вскоръ и онъ самъ выходитъ изъ-подъ стеклянной стъны, и мгновенно приносится стремленіемъ воды къ мосту. Миронъ говоритъ, что хотя площадка, чрезъ которую падаетъ вода, довольно широка, но такъ низка, что вскоръ захватываетъ духъ (отъ разръженія воздуха), и нътъ возможности долъе 4-хъ минутъ пробыть подъ утёсомъ. Миронъ наслъдовалъ сіе прибыльное мастерство отъ отца своего, который завлечёнъ былъ въ первый разъ подъ водопадъ рыбою, искавшею тамъ спасенія отъ его трезубца, и Миронъ равнымъ образомъ, въ бытность здъсь Государыни Императрицы Марии Федоровны, подстерёгъ подъ водопадомъ огромнаго лосося, котораго и представилъ Ея Величеству.

   Владълецъ сего острова имъетъ здъсь загородный домикъ, но имъ не пользуется, въроятно, по причинъ сырости: ибо брызги, летящіе отъ водопада, покрываютъ оный при малъйшемъ западномъ вътръ, и шумъ слишкомъ слышенъ. Дабы избавиться того и другаго, стоитъ ему только перенесть своё жилище на южную оконечность острова, посреди рощи столътнихъ дубовъ, вязовъ и липъ, манящихъ подъ мирную сънь свою любителей природы, гдъ шумъ водопада разносится пріятнымъ гуломъ, гдъ самая Нарова, за двъсти шаговъ бурная, неукротимая, течётъ покойно, величественно, а берега и луга ровностію своею и красотою дёрна не уступаютъ ни одному партеру, надъ коимъ трудилась рука искуства.

   Въ домикъ сохраняются кресла, съ которыхъ изволила Екатерина II-я любоваться на водопадъ сей. Къ неменьшей достопамятности сего послъдняго принадлежитъ и событіе прошедшаго года, когда въ Октябръ мъсяцъ вдругъ обмелъли пороги, когда внезапу исчезла вся вода въ ръкъ, и утёсы, бывшіе искони въка покрытыми водою, искони въка боровшіеся съ разъярёнными волнами ръки, обнажились совершенно, и, такъ сказатъ, затихли. Заводчики перепугались, машины остановились; но чрезъ два часа вода опять нахлынула, всё зашумъло, и всё пошло по старому.

   По берегу, со стороны Іоалы, находятся, какъ я выше сказалъ, разныя заведенія; изъ нихъ любопытнъйшія: 

1) небольшая, но хорошо устроенная суконная фабрика Нюссера; 2) таковая же Шварца, и мельница о 12 поставахъ. Первая выдълываетъ самыя лучшія сукна и въ особенности славится хорошею краскою. Вторая сгоръла за два года передъ симъ, и теперь строится новая обширная фабрика, на коей выдълываться будетъ ежегодно 40,000 аршинъ гвардейскаго сукна. Строеніе производится пополамъ на счётъ Шварца и владъльца сего мъста, Крамера, съ тъмъ, чтобъ чрезъ 20 лътъ осталось оно собственностію сего послъдняго. На таковыхъ же условіяхъ выстроены и прочія заведенія на другомъ берегу Наровы (*), который издавна принадлежалъ фамиліи Г. Крамера; Ioала же куплена имъ у Болтона.

-----

 (*) Заведенія, устроенныя на другомъ берегу Наровы, состоятъ изъ суконной фабрики и пильной мельницы Г. Маммы. На фабрикъ выдълывается до 30 тыс. аршинъ гвардейскаго сукна, (отъ 5 до 8 руб. аршинъ) большею частію съраго цвъта, который умъетъ онъ составлять съ большимъ противу другихъ искуствомъ. Водопадъ съ сей стороны довольно однообразенъ, но за то видишь его падающимъ съ большею силою и представляющимъ во всю почти длину ровную стъну, въ 18 фут. вышины; равнымъ образомъ и окрестности, богатыя зеленью, несравненно прелестнъе.

-----

Сверхъ того получаетъ онъ ежегодно арендныхъ денегъ до 27 тыс. руб.; такимъ образомъ имъніе сіе, стоющее около 200 тыс. руб., даётъ ему болъе 14 процентовъ. Врядъ ли есть другое владъніе, могущее сравниться съ имъніемъ Г. Крамера? Посему, тъмъ болъе можно бы ожидашь отъ него нъкотораго пожертвованія, для устроенія хорошей дороги на полторы версты.

   Для обозрънія водопада съ другой стороны, надлежитъ проъзжать мимо Иванъ-города. Воспользуйтесь симъ случаемъ, чтобъ осмотръть поближе сей любопытный памятникъ силы характера Іоанна Великаго. Вспомня, что сіи грозныя стъны, сіи высокія башни, висящія надъ бурною пучиною Наровы, воздвигнуты были на ружейный выстрълъ отъ твердынь непріятельскихъ, на самомъ рубежъ безлюдной Ингріи, въ отдаленіи отъ народонаселенія Россіи, — нельзя не согласиться съ однимъ путешественникомъ, сказавшимъ, что только воля Самодержца Россіи могла совершитъ сіе насиліе природъ и мощному врагу своему: что гроза Нарвы служитъ ей теперь первымъ украшеніемъ, и сіи враждебныя твердыни, подобно могиламъ двухъ непримиримыхъ непріятелей, стоятъ смиренно въ мъстахъ, бывшихъ свидътелями ихъ междоусобій, и только въ преданіяхъ оживляютъ прежніе ужасы (*).

-----

(*) Съверная Пчела 1827 г. No 66: Прогулка по Ливоніи.

-----

Усмaтривая въ стънахъ огромные каменья, длинныя плиты, согласимся также, что и самое строеніе носитъ на себъ отпечатокъ величія своего спроителя. Извъстно, что для построенія сей кръпости высланы были изъ Москвы лучшіе мастера, которые, положивъ основаніе оной въ день Святыя Троицы, въ тотъ же годъ (1492) окончили строеніе со всъми башнями и бойницами ко дню Успенія Пресвятыя Богородицы. Скорость удивительная, неимовърная и въ наше время, и при нынъшнихъ способахъ, облегчающихъ труды человъка! — Трудно сдълать заключеніе, на какой конецъ сдъланы были подземные ходы коихъ признаки видны ещё въ разныхъ мъстахъ и подаютъ поводъ къ расказамъ, будто нъкоторые изъ нихъ шли подъ ръкою въ Вышгородъ! Первоначальная Грекороссійская Церковь во имя Св. Николая Чудотворца, представляетъ теперь довольно живописныя руины. Въ послъдствіи выстроена была въ Иванъ-городъ другая, во имя Успенія Божіей Матери, съ придъломъ Покрова Богородицы. Арсеналъ, построенный Карломъ ХII, обращёнъ нынъ въ пороховой магазейнъ.

   Хотите ли увидъть и почувствовaть разительную противуположность во всъхъ отношеніяхъ: заъзжайте въ низенькій, красивенькій домикъ Г. Лопеца, лежащій у подошвы Иванъ-города, на берегу Наровы, разширяющейся въ семъ мъстъ полукруглымъ плесомъ. Готическія башни Иванъ-города, какъ крылья чернаго врана, нависли на сію пустыню. Въ толспыхъ стънахъ онаго укрывались сила, честолюбіе; здъсь, кажется, открыто и безпечно помъщаются умъренносшь и довольство; въ высокихъ башняхъ, въ мрачныхъ подвалахъ перваго гнъздились всъ ужасы страстей и смертей - въ семъ пріютiъ, подъ сими пънистыми каштанами, въ сихъ живописныхъ гротахъ дышешь невольно нъжными чувствами любви и дружбы. По крайней мъръ вотъ мечты, вотъ ощущенія, коимъ я предался, сидя на дальней террасъ и крайне сожалълъ, когда милый малютка, сынъ Коменданта, открылъ моё убъжище. У Г-жи Лопецъ, и любитель Художествъ найдешъ прекрасныя произведенія Веласкеса и Еспаньолета, оставшіеся отъ отличнаго собранія картинъ ея мужа, бывшаго въ Петербургъ Португальскимъ Консуломъ.

   Исторія Вышгорода не раздъльна съ исторіею Нарвы, хотя сія послъдняя, можетъ быть, тремя столътіями начинается раньше первой: ибо извъстно изъ Лътописей, что ещё въ 1222 году Датскій Король укръпилъ Нарву, и съ того времени видимъ её переходящею изъ рукъ въ руки то чрезъ продажу, то при заключеніи какого-либо союза, или по жребію войны. Иванъ-городъ, вскоръ послъ построенія своего (1492 года), взятъ былъ Шведами, но вскоръ у нихъ отнятъ Русскими, и содълался грозою не только Нарвы, но и всей Швеціи; ибо отсюда происходили кровавые набъги Русскихъ на сію землю, вынудившіе наконецъ въ 1501 году знаменитаго Плетенберга, Гермейстера Ордена, внести войну въ сердце самой Россіи. Началомъ оной было взятіе и сожженіе Иванъ-города Рыцарями, а послъдствіемъ миръ между Россіею и Ливоніею, въ продолженіе коего Нарва вступила на чреду знаменитыхъ торговыхъ городовъ. Но когда мночисленныя воинства Іоанна Грознаго вторгнулись въ Ливонію въ 1558 г., для наказанія за въроломство Ливонцевъ, отказавшихся платитъ условленную дань: то Нарва, какъ пограничный городъ, первая подверглась бъдствіямъ войны. Скоро доведена она до необходимости просить перемирія и дозволенія послатъ избранныхъ людей въ Москву - для преклоненія грознаго Царя на милость. И между тъмъ, какъ Депутаты успъли уже смягчить сердце Іоанна, городъ взятъ былъ штурмомъ Россіянами, ожесточенными въроломствомъ его жителей, кои, не смотря на перемиріе, стали стрълять по Русскимъ, когда получили извъстіе о приближеніи Кеплера. Русскіе воспользовались пожаромъ, роспроспранившимъ смятеніе въ Нарвъ; кинулись вплавъ черезъ ръку Нарову, отбили ворота и овладъли городомъ, который оставался во властіи ихъ до окончанія бъдственной войны Ливонской, причёмъ Нарву съ Иванъ-городомъ взялъ штурмомъ Понтусъ - дe-ла-Гардій.   

   Первымъ предметомъ дъйствій Петра Великаго, при объявленіи войны Швеціи, было овладъть Нарвою, дабы тъмъ пресъчь прямое сообщеніе Лифляндіи и Эстляндіи съ Ингерманландіею и Финляндіею. Притомъ же изъ сего центральнаго пункта могъ Онъ, по волъ Своей, обратиться на Финляндію, или содъйствовать Саксонцамъ. На сей конецъ, 12 Августа 1700 года, выступилъ Пётр изъ Москвы съ новыми своими полками. — 9-го Сентября, авангардъ Русскій, подъ предводительствомъ Новогородскаго Намъстника, Князя Трубецкаго, прибылъ подъ Нарву, а 23-го, соединился съ нимъ и самъ Государь, съ осьми тысячнымъ корпусомъ Бутурлина. 1-го Октября пришла и остальная часть Россійской арміи, подъ начальствомъ Генерала Вейда. Послъ того, 14-го Октября,Фельдмаршалъ Головинъ привёлъ новое подкръпленіе, состоявшее изъ 5000 человъкъ иррегулярной конницы; а Генералъ Автамонъ Головинъ подоспълъ съ 10,000 регулярнаго войска. Такимъ образомъ Россійскія силы подъ Нарвою простирались до 55,000 человъкъ, и расположены были около кръпости почти на семь вёрстъ отъ деревни Венекюлла до самой Ioалы, примыкая къ ръкъ объими крылами своими. Лагерь сей, бывшій мъстомъ несчастной битвы Нарвской, но битвы поучительной для Петра и Его воиновъ, заслуживаетъ особенное вниманіе Русскаго путешественника. Взойдёмъ на сей курганъ, находящійся посрединъ линіи, изъ коего устроена была нъкоего рода кръпостца. Съ сей возвышенности лучше можно обозръть слъды Русскаго лагеря и живъе припомнишь себъ важнъйшія обстоятельства сего достопамятнаго сраженія.

   Въ ночь на 22 Октября, открылась пальба по кръпости съ баттарей нашихъ изъ 91-го орудія; но, не смотря на ихъ дъйсітвіе въ продолженіе двухъ недъль, городъ не сдавался, бывъ защищаемъ Комендантомъ Горномъ, умъвшимъ воспламенять малочисленный гарнизонъ свой (*) новымъ усердіемъ и безпредъльнымъ рвеніемъ.

-----

(*) Въ Нарвъ было гарнизону только 1 100 человъкъ пъхоты, 200 конницы и 400 вооружённыхъ гражданъ; почему Горнъ и ограничился защитою главнаго вала.

-----

Хотя въ городъ часто дълались пожары отъ Русскихъ ядеръ, но Комендантъ держался. Уже Русскіе начали ощущать недостатокъ не только въ снарядахъ, но и въ съъстныхъ припасахъ, отъ труднаго подвоза оныхъ, по причинъ худыхъ дорогъ. Посему нужно было спасти армію, отъ угрожавшей ей опасности, скорымъ доставленіемъ провіанта, — и Пётр I, не имъя ещё тъхъ сподвижниковъ, кои въ послъдствіи облегчали великіе труды Его, отправился Самъ, въ ночи съ 17-го на 18-е число, въ Новгородъ, въ сопровожденіи Своего министра, Фельдмаршала Головина (**), поручивъ главное начальство надъ арміею Герцогу де-Кроa, присланному къ Нему не задолго предъ тъмъ, съ отличными рекомендаціями, отъ Императора Римскаго, Сей неудачный выборъ былъ, кажется, настоящею причиною разбитія Русской арміи.

-----

(**) Сей внезапный отъъздъ былъ поводомъ къ различнымъ, часто нелъпымъ толкамъ. Шведскіе писатели приписывали отбытіе изъ арміи даже робости того Монарха, который изумлялъ всъхъ Своею неуспрашимостію.

-----

Въ Военномъ Совътъ Герцогъ отринулъ спасительное предложеніе Шереметьева, выйти изъ окоповъ и датъ сраженіе Шведамъ въ чистомъ полъ; во время же сраженія, при первой неудачъ, съ Генераломъ Аллардомъ и 50-ю другими иносттранными офицерами, покинулъ онъ ввъренное ему войско, и перешёлъ къ непріятелю.    

   Карлъ заранъе могъ быть увъренъ въ своёмъ успъхъ: ибо отъ предавшагося къ нему наканунъ бомбандирскаго Капитана Гуморта, бывшаго въ особенной милости у Петра, узналъ онъ не только о числъ нашей арміи, но и о стъснённомъ ея положеніи. Послъ сего Король смъло могъ напасть на центръ Россіянъ, не смотря, что они почти вдвое превышали войско его числомъ своимъ, но уступали оному въ образованноспи и опытности; ибо только два полка, Гвардіи и Лефортовъ, находились въ дълъ при Азовъ, остальные же за тъмъ состояли почти всъ изъ вновь набранныхъ рекрутъ. Ополченіе сіе нетрудно было опрокинуть и побъдить, тъмъ болъе, что для занятія брустверовъ во всю длину ихъ, солдаты поставлены были въ одну ширенгу, на сажень одинъ отъ другаго; притомъ, въ самую минуту атаки пошёлъ столь густой снъгъ прямо въ лице Россіянамъ, что они не могли ничего видъть въ нъсколькихъ шагахъ передъ собою, и, устрашённые смълымъ натискомъ непріятеля, кинулись бъжатъ и смяли резервы свои, спокойно ожидавшіе непріятеля на своихъ мъстахъ; однимъ словомъ, Русская армія въроятно бы ла бы истреблена, если бъ не спасло её мужество тъхъ двухъ Гвардейскихъ полковъ, кои находились на концъ праваго фланга, возлъ самой ръки. Тщетны были всъ усилія Карла разстроить сіи храбрыя дружины: онъ мужественно отражали всъ нападенія непріяттеля до самой ночи. Хотя Россійская армія потерпъла въ сей день сильное пораженіе, но она всё ещё была опасною для Шведовъ, если бъ, воспламенившись мужествомъ, единодушно напала на непріятеля. Къ счастію Короля, Русскіе военачальники, объятые большимъ страхомъ, ръшились здаться на договоръ. Генералъ - Маіоръ Бутурлинъ отправленъ былъ для заключенія условій къ Королю, который, въ знакъ непреложнаго исполненія учинённаго съ нимъ договора, подалъ ему свою руку; въ слъдствіе сего Россійская армія, отдавъ всю артиллерію Шведамъ, должна была сохранить при себъ знамёна, ружья, и на другой же день перейти на правый берегъ Наровы. Можно послъ сего представить себъ ужасъ и негодованіе Россійскихъ Полководцевъ, когда, вопреки условію, задержаны они были Шведами, какъ военноплънные; а корпусъ Вейда, переправлявшійся послъ всъхъ черезъ Нарову, принужденъ былъ, также насильственнымъ образомъ, оставитъ ружья и знамена свои! И не смотря на сіе неслыханное нарушеніе святости договора, Карлъ съ торжествомъ отправилъ въ свою столицу трофеи, въроломно имъ пріобрътённые, Нарвская побъда увеличила ужасъ, внушённый его именемъ Европъ, — и онъ возвеличенъ героемъ Съвера! (*)

-----

(*) Задержанные Россійскіе Генералы, кромъ Герцога Кpoа, были: Генералъ-Кригсъ-Ко миссаръ Князь Яковъ Ѳедоровичъ Долгорукій, Генералъ-Фельдцейхмейстеръ Князь Имеретинскій, Генералы отъ Инфантеріи: Головинъ и Вейде, Новогородскій Губернаторъ Князь Трубецкой и Генералъ-Маіоръ Бутурлинъ, 7 Полковниковъ, 4 Подполковника 6 Маіоровъ и 25 Оберъ-Офицеровъ. Замъчательно, что всъ сіи Полковники и Подполковники были, кромъ одного Князя Мещерскаго, чужестранцы, а въ послъдствіи, при сформированіи новыхъ полковъ, Государь назначалъ въ Полковники только Русскихъ Дворянъ.

-----

   Сіе несчастное сраженіе освободило Нарву и Иванъ-городъ отъ власти Россіянъ; но не надолго. — Въ 1704 году, 9 Августа, Нарва взята ими штурмомъ, а Иванъ-городъ черезъ восемь дней послъ того здался на катипуляцію. Выше говорено о мужествъ и великодушіи, оказанныхъ при семъ случаъ Монархомъ (*).

-----

(*) Понынъ ежегодно бываетъ 9 Августа, въ день взятія Нарвы штурмомъ, крестный ходъ вокругъ кръпости; а на баттареъ Викторіи (побъды) отправляется панихида по убитымъ при семъ случаъ воинамъ.

-----

Нельзя однако жъ здъсь не замътитъ удивительныхъ успъховъ, сдъланныхъ Россійскою артиллеріею со времени первой осады сего города, въ 4 года, и не упомянуть о воинской хитрости Петра Великаго. Узнавъ черезъ перехваченное письмо о помощи, ожидаемой кръпостію отъ Шлипенбаха, Государь приказалъ солдатамъ одного полка одъться въ синіе мундиры, и, сдълавъ условленный между Шведами сигналъ, вызвалъ изъ кръпости сильный корпусъ гарнизона, который тотчасъ былъ разбитъ и взятъ въ плънъ.

   Симъ кончилась кровавая исторія Нарвы. Мъстныя обстоятельства, измънивъ ходъ торговли, лишили её тъхъ выгодъ, кои доставляло ей положеніе города на границъ Россіи. По крайней мъръ, съ сего времени ничто не нарушало спокойствія ея жителей, и они безпрепятственно пользовались своими привиллегіями. (*)

-----

(*) Въ числъ оныхъ находится и такъ называемый штапелъ, Jus emporie, дарованный городу Царёмъ Иваномъ Васильевичемъ въ 1556 году, по отнятіи онаго у Новагорода

-----

При открытіи С. Петербургской губерніи, въ 1750 году Мая 29, Нарва причислена къ сей губерніи; но въ 1796 году, по прежнему отдълена отъ оной и подчинена токмо по дъламъ суднымъ и аппелляціоннымъ Правительствующему Сенату и Государственной Юстицъ - Коллегіи.

   Къ достопамятностямъ Нарвы принадлежатъ ещё, доселъ явственно видимые на Ивановской горъ остатки баттарей Петра I, устроенныхъ на томъ самомъ мъстъ, гдъ во время владънія Шведовъ существовалъ мужской Ивановскій монастырь Грекороссійскаго исповъданія.

   Совътую также любителю природы и чтителю Великаго Преобразователя Россіи, посътить островъ, именуемый Большой, находящійся въ 4 верстахъ внизъ по ръкъ Наровъ. Плаваніе къ сему любопытному мъсту доставитъ пріятную прогулку и можетъ ознакомить ещё болъе съ живописными видами Нарвы и Иванъ-города. На островъ показываются корни четырёхъ дубовъ, вмъстъ выросшихъ, между коими сдълана была бесъдка для отдохновенія Монарха, когда Онъ осаждалъ Нарву; на верху же оной устроена была Его обсерваторія, изъ коей наблюдалъ Онъ за движеніями и дъйствіями Своихъ, войскъ.

   Въ городъ считается около 4000 обоего пола обывателей, въ томъ числъ около 1250 разнаго воинскаго званія людей, Духовенства 35 чел., Дворянства 69, Чиновниковъ Гражданскаго въдомства 278, купечества 426, мъщанства 2306, нижняго класса рабочихъ около 150 и столько же дворовыхъ. Церквей Грекороссійскаго исповъданія имъется 4, Лютеранскихъ 2, и столько же часовенъ; домовъ каменныхъ 142, а деревянныхъ 490, въ томъ числъ казенныхъ 10, церковныхъ 9; общественныхъ 18 и обывательскихъ 595.

   Человъколюбивыя заведенія въ Нарвъ состоятъ: 1) изъ военнаго гошпиталя, устроеннаго на 300 человъкъ; 2) двухъ богадъленъ: одной на 19, а другой на 20 человъкъ; 5) Сиротскаго дома, коему основаніе положилъ въ давнія времена Нарвскій купецъ Карлъ Сутговъ, внеся для сего 5100 руб.; сверхъ того отъ города предоставлено сему дому право продажи кръпкихъ напитковъ въ одномъ шинкъ, что и доставляетъ способъ помогать 26 вдовамъ, съ ихъ малолътными сиротами, и двумъ совершеннымъ сиротамъ.

   Не смотря на малое населеніе Нарвы, имъются въ семъ городъ почти всъ нужныя въ общежитіи ремёсла, и именно: часовыхъ мастеровъ 5 чел., золотыхъ и серебряныхъ дълъ по чел., переплётчиковъ 6, токарей 3, булошниковъ 8, портныхъ 10, слъсарей 5, кузнецовъ 10, седъльниковъ 7, столяровъ 22, мъдниковъ 6, красильщиковъ 5, шляпниковъ 5, скорняковъ 2, бронзовщикъ 1 , ткачей 3, сапожниковъ 10, стекольщиковъ 2, перукмахеръ 1, гончаръ 1, бочаровъ 2, мясниковъ 7, трубочистовъ 2 человъка. Сверхъ того канатная фабрика бюргера Ивана Виббельмана, занимаетъ работою 21 человъка, и кожевенная Эбергарда Дергстона и Готфрида Эрбe, 5 человъкъ.

   Домъ для училища построенъ ещё при владъніи симъ городомъ Шведами и заключаетъ въ верхнемъ ярусъ 4 Нъмецкихъ класса; а низъ занимается народнымъ Россійскимъ училищемъ.

   Для пополненія картины Нарвы, остается упомянуть о сообщеніяхъ города. Съ правой спороны ръка Нарова принимаетъ въ себя ръки Плюсу и Пяту, протекающія чрезъ Гдовскій и частію Лугскій уъзды. Чудскимъ озеромъ и ръкою великою доставляетъ она сообщеніе съ Псковскою и Новогородскою губерніями, а ръкою Эмбахомъ съ Дерптомъ; при впаденіи же своёмъ въ Балтійское море Нарова получаетъ сообщеніе съ Ямбургскимъ уъздомъ посредствомъ ръкъ Росоны и Луги.

   Со времёнъ владънія симъ городомъ Шведами, существовалъ черезъ Нарову по большой Рижской дорогъ деревянный мостъ на сваяхъ, коему Иванъ-городъ служилъ прикрытіемъ съ сей стороны ръки. Нынъ на томъ же самомъ мъстъ устроивается прочный и вмъстъ великолъпный мостъ на каменныхъ быкахъ, подъ руководствомъ Маіора Бульмеринга; послъ чего, въроятно, попечительное Начальство обратитъ вниманіе и на крутизну горы Нарвской, на которую съ трудомъ подымаются тяжелые экипажи, а при спускахъ неръдко бываютъ приключенія, подобно тому, какъ Петровскія ворота, чрезъ кои идётъ теперь большой трактъ, устроены въ 1822 году для сокращенія пути, который до того шёлъ чрезъ весь городъ и выходилъ въ Рижскія ворота. Петровскими названы ворота сіи по волъ покойнаго Императора Александра, и отъ нихъ до старой Рижской дороги проведено на 5 вёрстъ прекрасное шоссе.

   Корабельныхъ пристаней двъ: Казённая, усроенная въ 1807 году въ Ивангородскомъ форштатъ, для складки соли, которая привозилась сюда до 1812 года; купеческая же, въ Нарвскомъ форштатъ, существуетъ со времёнъ владънія симъ городомъ Шведами. Ещё внизъ по теченію Наровы, въ 12 верстахъ отъ города, выстроенъ иждивеніемъ бывшихъ именитыхъ гражданъ Нарвскихъ, Ричарда Болтона и Готлибa Грослауба, при значительномъ пособіи отъ казны, больверкъ или мула, къ коей пристаютъ купеческія мореходныя суда для нагрузки и выгрузки товаровъ. Въ прежнія времена, и не далъе, какъ за то лътъ предъ симъ, отпускъ Россійскихъ товаровъ: льна, пакли, досокъ, брёвенъ, и т. п., простирался свыше полумилліона рублей; а ввозъ иностранныхъ, какъ-то: сахара, вино градныхъ винъ, соли, сельдей и проч., не превышалъ 200,000 руб.; слъдовательно перевъсъ торговли былъ на сторонъ нашей. Со смертію Болтона прекратилась почти совершенно заграничная торговля, да и внутренняя находится не въ цвътущемъ состояніи, и ограничивается одною продажею горячаго вина, коего расходится до 12,000 ведръ; совсъмъ тъмъ, между жителями замътно довольсттвіе, и съъстные припасы не дороги. Зимою, когда въ городъ квартируетъ конный полкъ и съъзжаются окрестные Дворяне, время проводятъ очень весело, очень пріятно, безъ излишней пышности столичной; а прекрасный полъ напоминаетъ, что приближаешься къ Ревелю – столицъ красоты Съверной Россіи!

   Кромъ довольно покойнаго пріюта въ почтовомъ домъ, въ самомъ городъ есть хорошая, такъ называемая Петербургская гостинница, гдъ путешественникъ найдётъ и порядочный столъ.

   Заключимъ наблюденія наши о Нарвъ замъчаніемъ, что въ древнія времена городъ сей назывался Русскими Ругодевъ, и поспъшимъ въ Ревель, тъмъ болъе, что на пути семъ уже весьма немногое можетъ задержать путешественника.

   Отъ самой Нарвы мъстоположеніе становится болъе лъсистнымъ и дикимъ. Въ семъ послъднемъ родъ особенно поражаетъ мыза Барона Арбсъ-Говена, близь первой станціи Вайвары: прекрасный домъ возвышается на горъ, имъющей видъ конуса и обросшей лъсомъ, какъ густою бородою. Съ сею горою переглядывается другая, ей подобная, отстоящая не въ дальнемъ разстояніи и покрытая совершенно чёрнымъ боромъ. Такія суровыя, неприступныя мъста выбирали древніе Рыцари для своихъ замковъ. При станціи Чублей, богатая мыза Барона Фридрихса отличается правильностію строеній, которыя всъ каменныя, и прелеcтнымъ видомъ съ моря и на море тій нъсколько лътъ ужасомъ окрестной страны, а остальная часть ея покрыта глубокими ямами и радами валовъ. Первыя изъ нихъ, въроятно, служили цитернами для воды, которую осаждающіе непріятели могли препятсвовать брать изъ упомянутой ръчки, а послъдніе дълали неприступнымъ замокъ и съ сей стороны. Теперь остаются отъ него только двъ башни и нъсколько западной стъны, остальное же представляетъ громаду камней и кирпичей. (*)

-----

(*) Есть преданіе, будто одинъ изъ потомковъ Рыцарей предлагалъ правительству выстроить замокъ заново, съ тъмъ, чтобъ ему отдано было всё, что онъ ни найдетъ въ подземельяхъ онаго. Изъ чего заключаютъ, что тутъ зарыты несмътныя сокровища, награбленныя Рыцарями.

-----

   Везенбергъ, служа щитомъ области Ревельской, служа всегда первымъ предметомъ войнъ между Нъмцами, Русскими, Датчанами и Поляками, былъ болъе до разъ взятъ и сожжёнъ тъми или другими. Изъ числа самыхъ кровопролитныхъ съчь подъ стънами его была, по словамъ Русскаго Лътописца, битва Нъмцовъ съ дружинами Новагорода, Ладоги и Пскова, въ 1268 году, коими предводительствовали Михаилъ и Димитрій, сыновья Ярослава. Идучи осаждатъ Датчанъ въ Везенбергъ, Русскіе изумились при встръчъ нежданыхъ враговъ въ Рыцаряхъ Тевтонскихъ, кои наканунъ увъряли ихъ въ своей пріязни; они изумились такой измънъ, но не оробъли и дружно ринулись на непріятеля. Въ нъсколько часовъ пало 5000 Русскихъ воиновъ и около 1500 Нъмцовъ, — много именитыхъ людей погибло съ той и съ другой стороны Посадникъ Новогородскій и Епископъ Дерптскій, были въ числъ убитыхъ. Но наконецъ Димитрій смялъ Рыцарей и, прогоня ихъ до самыхъ стънъ замка, сталъ на костяхъ (то есть, на полъ сраженія).

   Съ высокой стъны Везенбергской видна, въ трёхъ или четырёхъ верстахъ къ Югу, прекрасная мыза Барона Коулбарса Пудресъ, отличающаяся тънистыми возвышенностями и плънительными ланшафтами. Роскошные сады въ родъ Англійскихъ, обширные парки, великолъпныя зданія, замысловатые, достопримъчательные памятники, свътлыя воды, не менъе того и совершенство во всъхъ частяхъ сельскаго, хозяйства, — привлекаютъ сюда множество любопытныхъ. Нъкоторые изъ памятниковъ посвящены эпохамъ важнымъ и драгоцъннымъ. Такъ на примъръ: столпъ дорическаго ордена, вышиною въ 80 футовъ, съ золотымъ шаромъ наверху, воздвигнутъ въ честь храбрыхъ защитниковъ Отечества 1812 года; храмъ высокаго Греческаго шпиля, посвящёнъ Союзнымъ Арміямъ при взятіи Парижа. Другой храмъ напоминаетъ о двухъ великихъ благодъяніяхъ, излитыхъ Александромъ на Естляндію: учрежденіе Банка и освобожденіе крестьянъ.

   Наконецъ, взойдите на эту готическую башню, и насладитесь прелеcтною панорамою, представляющеюся отсюда глазамъ вашимъ. Вы увидите три церкви, восемь мызъ и городъ Везенбергъ, съ живописными его развалинами.

 

(Продолженіе в слъд. книжкъ.

 

 

Источник:  «Отечественные записки», 1828 год, Ч. 33, стр. 339-379.

Все разделы